Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 2.2. Высочайший сюрприз

 

Лин пристально посмотрела на принца, размышляя, притворяется он или действительно взволнован до глубины души. Императорский наследник в настоящем обличье еще ни разу не взглянул приветливо… Как зверек какой-то, право слово! А ведь об Арголине по всей империи ходят рассказы один страннее другого, чего только история с танцовщицами стоит.

– Слушай… те, Ваше Высочество, – обращение из уст Марка прозвучало как насмешка, вызвав на щеках принца легкий румянец, – а вы сами поняли, что сказали? Я бы попросил… Лин, как ты говоришь? Помедленнее, чтобы записать, да? Занятно, эти фразы из твоего мира очень уместны и в нашем. Так как насчет повторения простыми словами для простых людей?

Тот не успел ответить.

– Продолжаешь считать себя человеком? – без капли язвительности заметила богиня. – Я поясню. Обычно портал создают, используя воспоминания о месте, куда хочешь попасть, но в таком случае нужна концентрация внимания. Другой вариант – формулировки, то есть прокручивание в голове не визуального образа, а словесного описания желаемого пункта назначения. Этот способ надежнее, ведь со временем меняется все, однако идеальные формулировки слишком большие, иногда занимают десятки страниц. Или, как в случае нашего гостя, они элементарны – если описывают уникальное место.

– Зел, ты что, читала клусскую энциклопедию? – не удержался от шпильки Марк. – Мне казалось, этим у нас Лин страдает.

– Я знаю принципы магии, – парировала Зелина. – В отличие от некоторых, кого не интересует ничего, кроме чужих юбок.

Волшебница поднялась с дивана и прошлась по комнате, пытаясь собраться с мыслями. Его Высочество, яд, преследование, личина императора… Выводы напрашивались не самые приятные.

– Арголин, – она отметила, что принц не стал возмущаться столь фамильярному обращению, – почему ты думаешь, будто твой отец хочет тебя убить?

На парня было жалко смотреть. Он опустил глаза и сжался в кресле, вцепившись в подлокотники.

– Да с чего ты взяла… – начала было Зелина, но метаморф предупреждающе покачал головой.

– Лин не бросает слов на ветер. Вспомни, как мальчик здесь появился и что рассказал.

– Я не мальчик! – вскинулся принц и снова опустил плечи.

– На девочку тоже не похож. Или ты из этих, особенных? Ну, которые в глубине души очень чувствительные и мечтают о крепких мужских…

– Зел! – возмущенно одернул богиню Марк. – Парню и так хуже некуда!

Огненный шар сорвался с ладоней Арголина, но остановился за полчеша[1] от Зелины и неторопливо погас, рассыпая вокруг холодные искры.

– Ах, какой горячий парень!

– Зел! Прекрати! Для тебя он слишком молод!

– Ревнуешь?

– Пытаюсь тебя вразумить!

– Ой, как интересно!

Волшебница мягко поманила принца к выходу:

– Идем, их разборка надолго затянется, а нам есть о чем поговорить.

– Куда собрались?!

Рыжие волосы взметнулись волной, а в следующий миг богиня застыла в двери, показывая, что грудью встанет, но никого не выпустит. В буквальном смысле – Его Высочество, который успел подняться и сделать несколько шагов, ошеломленно захлопал глазами, обнаружив чуть ли не напротив своего носа вышеупомянутую часть тела.

– Это не разборка, а способ перевести разговор в привычный в нашем доме тон. Думаете, ваше унылое сочувствие и кислые лица кому-то нужны? Лин, сопли будешь разводить позже и не в моем присутствии! То есть не сопли, а эти, как их… душещипательные… нет, душеспасительные разговоры. И не смотри на меня как на людоедку, мальчик! Не возникай, Высочество, это не к тебе относится, ты держишься молодцом, только рот закрой и слюни подбери, хватит с меня одного слюнявого… Марк, ты обиделся? Ну и Рех с тобой!

– Зел…

– Что – Зел?! В своем доме я разговариваю, как хочу, и тебе это прекрасно известно, волшебница ты наша безволшебная. Подумаешь, папаша не любит! Вот мой когда-то меня так любил, что я людей до сих пор ненавижу! Вопрос в другом – надо бы помочь без пяти минут королю пережить его же свадьбу и восхождение на трон. Кто за?

– После завтрашнего дня будут и другие, Зел, – мягко одернула богиню Лин. – Нужно узнать причину отношения Малдраба. Помнится, когда-то он по-настоящему любил… любил Арголина.

Когда-то… Какая ложь! И все же она не могла сказать принцу, что он был помехой для императора еще до рождения. Это слишком жестоко… Да и прощал же веллийский правитель наследнику все каверзы, а, значит, уж точно его не ненавидел. Или, возможно, Малдраба Четвертого попросту мучила совесть?

– Вы проводите меня к Реху? – почти без апломба попросил Арголин.

– Проводить? Слишком долго. А вот послать – запросто! Хочешь? И зачем тебе бог Смерти? Разве богини Жизни мало?



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться