Игра в чужую ложь: Цена игры

Размер шрифта: - +

Глава 3.2. Ключевой момент обмана

 

Зелина брезгливо отряхнула руку, сделала пару шагов и сверху вниз уставилась на принца, отлетевшего к стене:

– Мальчик, запомни, я ужасно не люблю выскочек, даже если кто-то и где-то считает их пупом земли. Мне отчего-то кажется, ты не понял, с кем связался, – она скрипнула зубами, – но это тебе объяснят позже. Поговорим же о делах насущных. Ты очень умный, да? Но умный не значит умелый, и как-нибудь на досуге Кари тебя просветит, что я имею в виду. Твоя идея переместить нас вместе с домом мне бы понравилась, если бы не множество огромных ошибок. Первая – этот дом наш с Марком! Лин, не переживай за своих питомцев, этот огрех я исправила. А вот со второй ошибкой справиться не успела, ведь у нашего принца силенок не хватало и на одно здание, пришлось подсобить, чтобы моя гостиная не превратилась в лавку мясника. Напомнить, Ваше Высочество, чем опасны слабые порталы? Нет? Прекрасно, не будем о грустном! Лучше отгадай загадку: кто сейчас начнет выпроваживать с моего двора наглых птиц и собирать картошку у соседей? Небольшая подсказка – это тот самонадеянный мальчик, который забыл включить в заклинание портала почву и из-за которого рухнул деревянный забор между нашими домами, овощи на грядках выдернулись сами по себе, а фундаменты домов стоят на земле!

Принц слушал тираду богини со смесью удивления и страха. Было похоже, что если он о чем-то и жалеет, то точно не об ошибках. А затем его тело вспыхнуло золотистым сиянием и исчезло прежде, чем Зелина успела бросить темную сеть заклятия.

– Быстрый, гаденыш, – выразила она свое восхищение.

– Не надо, Зел… – не слишком уверенно попыталась защитить Арголина волшебница, – он же почти ребенок.

– Ему около двадцати. Как и тебе!

– О чем…

Лин не закончила предложение. Да, так и есть – они с веллийским наследником примерно одного возраста. Двойник ведь появился меньше чем за цикл Руна и Рунны до рождения ребенка принцессы Маргалинайи! Что было раньше – навеки останется тайной.

Порой волшебница готова была поверить – нет никакого другого мира, а лишь желание императора и невероятно сильная магия, сотворившая некое существо – ее саму. Однако память хранила знания о далекой родине и подбрасывала их в нужный момент. Знания – но не воспоминания.

А еще среди богов ходил слух о чудесным образом возвратившейся дочери Лана, главного героя большинства сказаний и правителя Странного Леса в одном лице, так Зелина уверяла – речь идет именно о подруге. Она отказывалась сообщить, на чем основывается ее убеждение, но Лин была благодарна за само игнорирование идеи насчет себя как продукта магии.

– Взгляните. – Марк отодвинул занавеску и посмотрел в окно. – Нашествие кур – это полбеды.

Полбеды? Лин рассеянно отметила про себя, что каменная ограда, охватывавшая два участка (память о том коротком периоде, когда Кари увлекся кладкой и наделал подобных «сувениров» всей деревне), стояла ровно и нигде даже не надкололась. А деревянному забору пришел конец. Мало того, что он лежал на мостовой, часть его вообще оказалась в фонтане, а некоторые доски валялись вперемешку с черепками.

Момент! Мостовая, фонтан, разбитые горшки?

Волшебница давно решила ничему не удивляться в этом мире, но не удержалась, пару раз сморгнула, помотала головой… Картина осталась прежней. И к ней прибавился звук.

– Вот! На голову! Как снег! Я предупреждал, – радостно говорил сам себе невысокий сгорбленный старик, выползая из-за фонтана и бережно вытаскивая уцелевшую посуду. – Эх, красота! – Он поднял голову и увидел четыре ошарашенные физиономии в окне. – Замечательно, правда?

Лин не сразу сообразила, что обращается он уже к ним.

– Мы заплатим за причиненный ущерб, – примирительно поспешил заверить гончара метаморф, – не беспокойтесь, уважаемый.

Марк насмешливо фыркнул, но воздержался от замечаний. С тех пор, как в руки Кари попала книга Арьяна Умелого «Превращения. Пособие для начинающих», вопрос о возмещении ущерба стал чрезвычайно актуальным. Хотя магия Изначальных самая древняя, и, соответственно, «послушная», метаморф с легкостью мог учудить такое, что даже богиня начинала беспокоиться о своей давно утраченной жизни, а о хрупких предметах вроде заборов, ворот, плодовых деревьев, мелких построек и говорить нечего.

– Ерунда! – отмахнулся старик, пиная ногой уцелевшие горшочки, собранные в кучу им же самим. – Внуки налепят. – Он внезапно замер, затем трижды обернулся вокруг оси и зажмурился. – Среди вас нет людей! Кыш! Кыш! – последнее касалось наглой птицы, приметившей узоры на черепках и решившей их поклевать.

– Он что, маг? – вполголоса произнес Марк, напряженно всматриваясь в горшечника, словно пытаясь взглядом проникнуть в его душу.

– Нет, – пренебрежительно бросила богиня. – Какие-то зачатки, пожалуй. Думаю, на него произвело впечатление наше необычнейшее появление.

Кари мягко притянул жену к себе.

– Ты человек, – тихо прошептал ей на ухо известную обоим ложь, которая, как ни странно, на Лин действовала успокаивающе. – Человек…



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться