Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 10.2. Очередной вопрос

 

– Слушай, – Эльмира считала, будто подошла неслышно, однако Кари заметил ее еще на крыльце, – ты извини… И отпусти птицу, ночь ведь…

«Ку-ка-ре-ку!» – громко согласился с ее словами матерый петушара, которому сегодня не повезло зайти в курятник последним. Расстроенный метаморф попросту вытащил его от сонных сородичей и использовал для успокоения нервов, рискую раздавить энергичной глажкой.

– Идем в дом, – продолжала магичка, – холодно…

Кари хотел было ответить, что нечего разгуливать по двору в одной ночной рубашке, и тогда холодно не будет, но смолчал. Вдруг снова обидится? Эти чувствительные личности как клубника на грядке – сколько ни осторожничай, парочку ягод да раздавишь.

– Странно здесь, – попытался он завязать нейтральный разговор. – Нет ни травы, ни деревьев… настоящих больших деревьев. По небу постоянно бегут облака… Птицы по песку соскучились, да и зелень кончается, спасибо Арголину. Думаю, вряд ли кто из горожан согласится продать нам корм. – Эльмира никак не отреагировала, и Кари решил перейти на темы, более близкие, по его мнению, молодой девушке. – Не верится, что над этим городом тоже каждую ночь встречаются луны! Разве можно назначать свидания под столь угрюмым небом? Смотри, там лишь тучи да светлое пятно вместо двух лун, а когда они разбегутся, даже этой малости не останется…

Магичка смотрела. Но не вверх, а на собеседника. Ее восторженный взгляд не отрывался от лица метаморфа и тот начал ощущать нечто, отдаленно похожее на смущение.

– Эльмира?..

– Твои глаза! Они… они как ночное небо над Ландаром! Они прекрасны! Так и хочется утонуть в их глубине или…

– Эльмира!

Девушка вздрогнула и залилась краской.

«Проклятье, ну как я мог забыть? – мысленно укорил себя Кари, возвращая глазам человеческий вид. – Хорошо хоть графиня не видела, а то визгу было бы… Правда, и этой, кажется, стоило прийти в ужас. До сих пор взгляд метаморфа нравился только Лин, остальные же возмущались, дескать, не-людь их околдовывает».

– Подумаешь, черные и мерцают, – пренебрежительно махнул рукой, силясь ненавязчиво сменить тему. – Куртку принести? В этом климате даже в меднике[1] легко подхватить простуду.

Молодая магичка еще гуще покраснела:

– Я… Нет, не надо! Я просто… Я подумала… Уже полночь, и… И… Э-э-э… Я… Знаете…

Метаморф догадался посмотреть в сторону, и Эльмира закончила фразу:

– Я могу задать второй вопрос. Что…

– Подожди!

Девушка ошеломленно захлопала ресницами.

– Зелина тоже должна это услышать. Идем. – Кари бросил затихшую птицу в курятник и задвинул засов. Плохого настроения как не бывало – он чувствовал в себе силы для борьбы, и, кроме того, появилась новая зацепка!

Магичка не сдвинулась с места. Ее белое лицо казалось еще белее в голубоватых отблесках дворцового света, а светлая ночная рубашка придавала девушке призрачный вид. Глаза Эльмиры были опущены, губы плотно сжаты, и метаморф мог поклясться, что на ее ресницах блестели крошечные слезинки.

– Наверно, ничего страшного не случится, если я спрошу не о том, – она словно обращалась к самой себе. – Я ведь тоже хочу знать… Хочу знать, насколько сильно ты… Ты… Боги, я схожу с ума! – Девушка схватила метаморфа за руку и сжала изо всех сил. – Скажи! – Кари на миг показалось, будто в ее взгляде действительно скользнуло безумие. – Скажи, ты… ты… Как действует хелла? – она выкрикнула свой вопрос и убежала в дом, оставив собеседника в полной растерянности.

Вроде бы он начинал понимать, что происходит. То бишь он начинал понимать Эльмиру. А вот остальное… Но если кто-то из недругов действительно владеет хеллой, стоит разобраться поскорее.

Погрузившись в невеселые мысли, Кари направился в город.

Хелла… Вернее, хелламарелла – целительное искусство Изначальных, первой из рас этого мира. Искусство, в руках людей ставшее орудием преступления. Искусство, уже более двух тысячелетий не покидавшее остров Римай…

Как действует хелла? Очень просто – она высасывает жизнь! Вернее, передает жизненную энергию одного живого существа другому. Но лишь метаморфы могут пользоваться ею, не опасаясь, что хелламарелла принесет вреда больше, чем пользы.

Почему?

Кари невесело усмехнулся, вспомнив, как когда-то постигал историю собственного народа, больше похожую на бредовую теорию какого-нибудь сумасшедшего клусского ученого. Собственно, и другие ученики считали ее вымыслом. Считали, пока однажды мир целой расы не перевернулся. Занятно вышло – многие века Изначальные ожидали пришествие богини, способной возродить некогда могущественнейшую из рас, а оказалось, что нужна была только любовь.

Давным-давно, когда мир принадлежал диким животным, в нем существовал Разум, или, если говорить словами Лин, некая разумная сущность, состоявшая из чистой энергии. Она могла приобретать любые формы, но предпочитала наблюдать за неторопливо протекавшей жизнью на планете. И ей было ужасно скучно!



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться