Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 16.2. Цель

 

Эрьер терпеливо ждал ее приближения. Когда волшебница склонилась над тем, что предположительно изображало план первого дворца Несравненного, он ткнул пальцем в центр внутреннего овала и сообщил:

– Наша цель находится здесь. Ее окружают семь линий защиты: четыре – это препятствия и ловушки, две – магия, и последняя – вопрос. Если идти с официальным визитом, надо преодолеть только седьмую линию, но с некоторых пор Элфа не принимает посетителей. Никого. Даже я не могу с ним встретиться.

– Значит, тебе почему-то необходимо, чтобы я увиделась с вашим богом? – спросила волшебница. – Его заколдовали? Насколько мне известно, на не-людей магия действует не совсем так, как… Что?

– Не-люди? Не люди, да? Элфы есть и у вас? – поразился Ри-элфа, временно позабыв о своем теперешнем статусе.

– Есть, – кивнула Лин. – Это маги. Люди, имеющие дар мага. Они либо полукровки, либо потомки магов, хотя не каждый полукровка – маг. Непонятно? В общем, не-люди – не элфы, а… хм, они как ваш Несравненный, только разные. У Элфы длинные уши? Заостренные кверху?

– Откуда?.. – вырвалось сразу из нескольких глоток.

– Откуда я знаю? В моем мире… в Открытом мире есть много эльфов, и они отнюдь не боги. Разве никто из сосланных сюда не говорил об этом? Мне казалось, каждый пришелец счел бы своим долгом сообщить Несравненному, что он не одинок.

– К нам периодически кто-то прибывает, – согласился М-элфа, – но среди них редко бывают эл… маги. И, думаю, они достаточно умны, чтобы не идти против своих же интересов.

– Сомневаясь в боге?

– Сомневаясь в элфах.

Млот запрокинул голову и расхохотался, его товарищи, закашлявшись, отвернулись. Красноволосый маг выглядел донельзя обескураженным, даже расстроенным. Было ясно, что он пока ничего не понимает, и уж точно не представляет, как вообще возможно усомниться в привилегиях элф.

– Семь линий защиты, – задумчиво проговорила волшебница. – И седьмая – вопрос… Снова это пророчество… Говорила ж я Зелине, что Эльмира здесь ни при чем! Не обращайте внимания, – добавила она, заметив недоумевающие взгляды. – Порой я сама себе удивляюсь. А что означают остальные знаки на плане? Петли, точки, пятна?

– Петли – коридоры первого дворца. В оригинале они разноцветные, каждый цвет соответствует одному из семи уровней… этажей, чтобы было понятнее, но это не совсем вертикальное деление. Точки – места пересечения коридоров разных уровней, а пятна всего лишь свидетельствуют о неаккуратности раба, Богоизбранная.

Лин поморщилась. Вот уж поистине нашла коса на камень! Похоже, упрямства эрьеру не занимать. Ничего, смогла же она отучить богиню Жизни придумывать людям обидные прозвища, так и в случае элфы не стоит опускать руки.

– Млот, ты действительно молодец, – похвалила волшебница зло насупившегося из-за слов М-элфы мужчину. – Вон некоторые не способны даже коротенькое имя запомнить, а ты столько лет хранил в памяти такую сложную карту!

Тот сощурился, приоткрыл рот, чтобы дать достойный ответ, и неожиданно закашлялся, словно поперхнувшись. Ирис с силой хлопнул его по спине.

– Завтрак готов, – не обращаясь ни к кому конкретно, сообщил Айв. – Делю на шестерых… или на пятерых?

– На семерых, – не терпящим возражений тоном объявил эрьер-каратель. – Ри-элфа идет с нами, и его урчащий желудок не должен привлекать внимание. Накормите его как следует, пусть для этого и придется пихать кашу в него силой.

– Никто из рабов не может причинить вред элфе! Никто не может приказывать элфе! – с горечью произнес Млот. – Ты забыл, судья? Нам разрешено только ненавидеть элф всей душой!

– Со вчерашнего дня он – такой же раб, как вы, – спокойно возразил М-элфа, принимая тарелку из рук Айва.

– У него есть время, чтобы попросить о помиловании. До полудня он остается элфой.

– Не спорю, – согласился эрьер. – Но кто сказал, что я отменю приговор, если Ри-элфа приползет ко мне на коленях и раскается в собственной глупости? В твоем случае это не изменило моего решения.

Млот побледнел, на его лбу вздулись вены, а зубы заскрипели так сильно, что Лин показалось, будто он грызет камень. Однако ничего не произошло. Лицо бывшего носильщика постепенно разгладилось, на губах появилась снисходительная ухмылка:

– Глупо сравнивать мое преступление и его проступок. Скольких юнцов Богоизбранный эрьер-каратель напугал до мокрых штанов и, в конце концов, отпустил? Если за каждую мелочь отправлять в рабство или Подземелья, легко уничтожить элф подчистую.

М-элфа промолчал.

– Думаю, он не пойдет на поклон. Этот породистый ублюдок труслив и глуп, зато гордится принадлежностью к элфам и готов страдать, понятия не имея, что такое страдания.

Эрьер несколькими быстрыми движениями ложки расправился с содержимым своей тарелки и поставил ее наземь.



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться