Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 19.2. Испытания

 

***

Вопрос с картой разрешился, однако достичь места жительства Несравненного все равно было непросто. Семь овалов, небрежно выведенных Млотом на так называемом плане, действительно означали препятствия, и хотя три из них, по словам эрьера-карателя, имели магический характер, волшебница не обольщалась: если те линии защиты предназначены для уничтожения нежеланных гостей, ее способность к разрушению магии поможет мало. Элементарные «Жернова»[1] успеют сделать фарш из нее и ее спутников прежде, чем распадутся! Ну, или изрядно подпортят здоровье, что тоже не лучший вариант.

По понятным причинам Лин шла впереди. За ней, бросая растерянные взгляды по сторонам, шагал Ри, поминутно напоминая: «Кажется, вторая линия начинается у того дерева. Или у того? Нет, вон тот камень должен быть ориентиром!» и больше действуя на нервы, чем реально облегчая дорогу.

Далее ступали Кела, Ирис и Айв. Ирис тяжело дышал, словно продолжал идти по «полю усердия». Волшебница дважды спрашивала его о самочувствии, и оба раза он неопределенно качал головой, упрямо двигаясь вперед. Когда Ирис споткнулся впервые, Лин остановилась и потребовала передышку. Но он взглянул на М-элфу, замыкавшего процессию, опустил глаза и выпрямился.

– Все в порядке, госпожа. Я могу выдержать гораздо больше, чем обычную пешую прогулку.

Волшебница вспомнила о его «профессии» и немного успокоилась, хотя и прекратила спешить к цели сломя голову. Да и приближение очередной линии препятствий, о которой эрьер сообщил: «Обычные призраки, магия устрашения, ничего опасного», заставляло внимательнее смотреть вокруг.

– Зачем я вам? Зачем?! Я что, прошу слишком многого?

Лин закатила глаза. Млот не унимался с того самого момента, когда стало ясно: толку в предстоящем деле от него столько же, сколько и от остальных, а, возможно, и меньше. Кажется, сильнее, чем рабство, его угнетала собственная бесполезность.

Она резко остановилась и дождалась, пока другие поравняются с ней.

– Я бы хотела кое-что уточнить. Признаю, мне никогда не понять здешних традиций и не заслужить уважения никого из вас.

– Госпожа! – возмущенно выкрикнул Кела.

– О чем ты, Богоизбранная? – не слишком старательно изображая удивление, вопросил эрьер.

– Это точно! – угрюмо подтвердил Млот.

Айв и Ирис тактично промолчали.

Лин провела языком по пересохшим губам и выпалила:

– Каждый из вас считает себя лучше меня! Сильнее, умнее, опытнее, осведомленнее, даже несчастнее! Все что-то знают или притворяются всезнающими… Но никто не слушает! М-элфа отказался взять в дорогу воду! Почему? Мне он сказал, что дворец Элфы совсем рядом и нет смысла тащить лишний груз. И где же был ты, Млот, со своей язвительностью? Почему ухмылялся и молчал? Айв? Ри?

– При необходимости я могу достать воду, – успокаивающе пояснил судья Тагота. – Ты хочешь пить, Бо…

– Заткнись! – проорала Лин, подскочив к нему и вцепившись в его дурацкий черный плащ. – Надоело! Речь не о воде, а об отношениях в нашей странной компании! – Она с силой толкнула эрьера и повернулась к остальным. – Почему вы видите друг в друге только врагов? Почему так презираете меня? Из-за того, что я пытаюсь быть полезной? Я – не элфа, сколько раз повторять? Не Богоизбранная, не Первой категории, не магичка! Мы в одной лодке, нравится нам это или нет. Да, в эту лодку нас затащили силой, но вместо того, чтобы вместе из нее выбираться, мы лишь посмеиваемся над попытками товарищей по несчастью!

– Это бунт? – уточнил М-элфа.

– Это – констатация фактов. Я привыкла не верить никому, кроме… кроме нескольких людей, однако меня задевает то, что я вообще не понимаю мотивов своих спутников. Кроме тебя, конечно!

– Кроме меня?

– Верно! Тебе нужно туда, – волшебница указала на вершину чуть приблизившегося холма, – и тебе нужна я. Ты лжешь, чтобы достичь цели, в этом нет ничего необычного. Лжешь, притворяешься, ломаешь себя, следуя моим мелким капризам… Не спорю, было бы лучше поговорить начистоту, но по большому счету и так все ясно.

– И какова же моя цель? – с едва заметной угрозой спросил эрьер.

– Спасти или уничтожить, – тихо ответила она. – Есть всего две возможности: спасти – или – уничтожить.

Установилось молчание. Лин не представляла, какой вывод сделает из ее слов М-элфа, и просто ждала, немного отступив и напомнив себе о спасительном (во многих случаях) втором облике. Правда, она не была уверена, что страшнее: гнев элфы высшей категории или то чувство собственного превосходства и вседозволенности, с некоторых пор являвшееся неотъемлемым последствием превращения. А ведь многих здешних магов оно не покидает ни на миг… Например, судью в черном.

– Достичь обители Несравненного дано не каждому, – неожиданно заговорил Млот, прервав напряженную тишину. – Для того и созданы линии защиты… И сумасшедших, решивших покуситься на жизнь бога, они неплохо сдерживают. Достойнейшие из достойнейших, ха-ха! Кто сочинил эту легенду? Как будто элфы ходят не через парадный вход! Я читал об одном древнем обычае… Что-то вроде посвящения во взрослые элфы. Хотите послушать? Я буду рассказывать громко, и Ирис сможет испустить дух, не боясь своими жалкими стонами причинить неудобство нежным элфским ушкам.



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться