Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 20.2. Чувства, способные убить

 

***

– Хоть сто лет называй лошадь коровой, рога от этого у нее не вырастут! – провозгласил Млот и остановился. – А у нашей, видите ли, выросли! Чудеса какие-то! Ты согласен, Кела? Эй, парень, на твоих глазах свершилось чудо, а ты как воды в рот набрал! Привал! Тот сад впереди – вторая линия, и ее необходимо пройти быстрее, чем она проглотит кого-нибудь излишне чувствительного.

– Достаточно одного мига, чтобы попасть в капкан собственных чувств, – возразил эрьер Первой категории. – Но я согласен, отдых необходим. Воды?

Ри вздрогнул и взял из его рук «зеркальце» («Карманный портал, соединенный с водогоном. Я называю его Чашей. Осторожно, переносные порталы крайне нестабильны и лучше не совать в них пальцы. Лин, тебе бы не следовало его трогать, иначе мы рискуем остаться без питья» – ранее разъяснил эрьер Первой категории). Аккуратно снял крышечку, подставил ладонь, глотнул несколько раз, оглянулся, кому бы передать… И наткнулся взглядом на носилки, в которых лежал Ирис. На миг волшебнице показалось, что красноволосый маг готов помочь больному, он даже дернулся в его сторону, но Ирис раскрыл покрасневшие глаза и по лицу Ри пробежала гримаса отвращения.

– Дай мне, – выступил вперед Млот. – Элфы всегда предвзято относились к недугам, хотя и почитают аеров сверх меры. Целителей, если кто еще не знает основных классов элф. Подсобишь, госпожа предводительница?

Лин поморщилась, однако промолчала и помогла Ирису принять сидячее положение. Госпожа предводительница… Именно так теперь величал ее бывший элфа. Прошло каких-то полчаса, а эрьер-каратель ни разу не вспомнил ни о Богоизбранной, ни о Л-элфе… Потребовалось всего ничего, чтобы кардинально изменить расстановку сил, но она не ощущала ни радости, ни облегчения.

«Я – это я!» – утверждала волшебница. Прямо как когда-то повторяла про себя: «Я – человек». Сладкая ложь… самообман… Увы, сейчас она не знала о себе ничего. И они не знали.

Та вспышка ярости сделала ее главной. Предводительницей, как уверял Млот. И все же Лин чувствовала себя изгоем. Она напугала их. Заставила вспомнить о страхе тех, кто давно разучился бояться! Как же так получилось? Разве было в изящной золотоволосой женщине, возникшей на месте отчаявшейся волшебницы, нечто ужасное? Да и видели они уже ее второй облик, и не раз, к тому же!

– Ирис, ты выглядишь лучше, чем… чем тогда, – неловко попыталась она подбодрить невольника. – Хочешь попробовать подняться?

Тот отрицательно качнул головой:

– Не стоит, госпожа. Ходок из меня пока никакой, и ног я почти не чувствую…

– Зато выглядишь лучше, – бессмысленно повторила Лин, не представляя, что сказать. – И дышишь лучше… Пей, не спеши.

Ирис внимательно посмотрел на нее и тихо произнес:

– Спасибо… Нет, не за воду… впрочем, и за нее тоже. Я очень долго старался понять смысл своего дурацкого существования, и не мог его найти. Может, он заключался в том, чтобы однажды из-за меня на свет появилась новая элфа?

– Твоя ирония неуместна, – прервал его Млот. – Здесь только я имею право ерничать. Куда в тебя столько лезет? Хватит! Госпожа предводительница в порыве милосердия не думает, кто потащит тебя потом в кусты, а мне приходится помнить и о таких мелочах. О, она снизошла до питья из моих рук? В племени шешетов это означает согласие на брак, но элфы не признают родственных связей, поэтому будем считать, что меня попросту используют самым бессовестным образом.

Лин держала ладони под струей холодной воды и смотрела на крошечные искорки, пробегавшие по ободку Чаши, которую она мысленно продолжала называть «зеркальцем». Солнце уже спряталось за холмом, видневшимся впереди, и хотя его лучи продолжали золотить верхушки деревьев, из-под низко нависших ветвей сада выползали сумерки.

– Давайте закругляться, – предложила она, с содроганием представляя путь через вторую линию защиты дворца Несравненного в полутьме.

Чаша перешла к Айву и Келе.

– Эй, палач, ничего, что за сегодня нарушился почти весь «Закон о Повиновении»? – издевательски вопросил Млот, впрягшись в переднюю часть носилок. – Или это слишком расстроило твои чувства? Рискнешь своей головой ради… Ага, мы же не в курсе, ради чего затевалась наша прогулка. Подумай хорошенько: оно того стоит?

– Прекрати, – осадила его Лин. – Прошу тебя, подбадривай себя другим способом. М-элфа, не поможешь мне?

Верховный судья Тагота подошел без возражений. Казалось, он смирился и принял навязанное положение вещей, но его взгляд говорил об обратном.

«Я уничтожу тебя, если ты тронешь их!» – сказала тогда волшебница.

«Значит, мне придется вести себя осмотрительнее», – ответил эрьер-каратель, не сомневаясь: они прекрасно поняли друг друга. Он перешел в категорию заказчиков, она стала исполнителем, и цена сделки – жизни. Ей некуда бежать, ему без разницы, как выполнится заказ… Все по-честному.



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться