Игра в чужую ложь: Цена игры

Размер шрифта: - +

Глава 21.2. Простые решения

 

***

Их осталось всего четверо – прямых потомков великого некроманта, некогда отказавшегося от клусского трона. Фарме, так внезапно взлетевшая к вершине, не в счет – кровного родства между ними не было, хоть императорская фаворитка и упоминала Демьена как своего дальнего родственника при каждом удобном случае.

Правдами и неправдами ей удалось занять устойчивое положение в высшем обществе Влаи. Возможно даже, ее очарование сведет с ума престарелого императора настолько, что он предложит брак. Конечно же, когда Малдраб занемог и мечты Фарме оказались под угрозой, она пустилась во все тяжкие, ища нового покровителя, однако Его Величество возвратился к жизни и, похоже, собирался дождаться правнуков. Поэтому подозревать мать наследника империи в каких-либо сговорах старый некромант считал пустой тратой времени – слишком уж дрожала она за свое место у кормушки, чтобы влезать во что-то, серьезнее дворцовых интриг.

– Зато она красивая! – встряла Зелина. – Я видела ее, когда встречалась с… с фьерьи. Красивая и какая-то… хм, неземная, что ли? Возвышенная? Нет, не то! Вроде как умная… Как же Лин говорит?! Глазурная? Гламурная, о!

Кари и Марк понимающе кивнули, Демьен не обратил на реплику богини ни малейшего внимания.

Кложена… Бедная девочка, у нее никогда не было выбора. В свое время ее отец считался сильнейшим магом Тойяны, и, чего греха таить, самым богатым человеком северного побережья. Как же он разочаровался, узнав, что одна из его дочерей не способна пользоваться магией! Она оказалась бесполезной, и он не представлял, что с ней делать, кроме как выгодно сбыть с рук. Брак с сыном графа Тойянского стал идеальным решением. Кложене едва исполнилось восемнадцать, Малейну было далеко за тридцать… Стоит ли говорить, что общий язык они не нашли до сих пор?

Рождение дочери, унаследовавшей способности дедушки, еще больше отдалило супругов. Графиня хотела, чтобы у маленькой Ильмены было все, чего она сама никогда не получала, включая возможность самостоятельно определить свое будущее. Граф подыскивал дочери партию повыгоднее… А дочь смотрела на обоих родителей сверху вниз и понимала: как бы они ни старались наставить ее на путь истинный (конечно же, каждый в своем разумении), последнее слово будет за ней. Поэтому принц Веллийской империи в качестве жениха оказался для нее сюрпризом.

Без сомнения, она была не против короны. Но… Королева Тойяны? Правительница захолустья?! Это сводило на нет годы учебы в Клуссе, ставило крест на всех планах! Ну почему отец не понимал, что дочурке глубоко плевать на титул? Ее привлекала власть, сила, могущество магов! Ильмена мечтала однажды бросить вызов самому Радису! Хотела, чтобы ее имя было нарицательным, и уж точно не означало бы простофилю, не сумевшую выбраться из дыры, хотя для этого существовали все возможности! Но даже мать не поддержала ее стремления… Вернее, не смогла поддержать.

Молодая магичка вспомнила о существовании «дедушки Демьена», с которым ее семья предпочитала не поддерживать никаких связей. И каково же было ее удивление, когда она узнала: совет насчет брака отец получил он некроманта, не желавшего, чтобы в городе началась резня из-за обиженного самолюбия графа! Выходя из дома старика, Ильмена выглядела донельзя расстроенной и отчаявшейся… И он не смог проигнорировать ее слезы.

«Я помогу тебе», – сказал тогда Демьен.

«Не надо, дедушка. Мне лучше смириться. В конце концов, Его Величество тоже маг… Думаю, у нас будут темы для разговоров», – ответила девушка, шмыгая носом.

Он кивнул и закрыл дверь. А несколько дней спустя обнаружил, что на столе больше нет древнего свитка, вытащенного из закромов для совершенно не относившегося к Тойяне дела и оставленного в гостиной ввиду отсутствия гостей в доме некроманта.

«Совсем голова дырявая… Наверно, печку растопил, да и забыл. Ничего, сейчас же запишу на бумаге, как сделать фьерьи. Конечно, вряд ли эта дрянь когда-нибудь понадобится, но лучше перестраховаться, а то с памятью шутки плохи. Так… Начиналось там, кажись, с хеллы…» – бормотал старик, орудуя самопиской.

И лишь на коронации, на которую он пришел по просьбе рассыпавшегося в благодарностях графа, Демьен увидел донельзя корявое творение, долженствующее сойти за невесту. Оно питалось жизненной силой Эльмиры, хотя связь между ними была так слаба, что разрушилась от простейшего вмешательства богини Жизни. Откровенно говоря, с настоящей Ильменой фьерьи имела мало общего, и ее родители вмиг бы раскусили подделку, но в переполненном людьми зале никто не обратил внимания на странности в поведении девушки. Да и умерла она очень вовремя.

– Наверно, именно поэтому я считал, что меня пленила не графская дочка, – заключил Кари. – Не обращайте внимания, было дело… Но почему она связалась с Маргалинайей?

Демьен подвинул к нему глубокую миску с черничным вареньем и указал на крупный кусок яблочного пирога, оставшийся нетронутым на блюдце метаморфа.

– Даже не попробуешь? У меня неплохо получается кухарничать… опыт большой, знаете ли. Я не могу ничего сказать ни о веллийской принцессе, ни о ее отношениях с Ильменой, но о моих родственниках вам было бы полезно знать чуть больше. Итак, кто там у нас остался?



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться