Игра в чужую ложь: Цена игры

Размер шрифта: - +

Глава 23.2. Привычные знания

 

***

Четвертая линия защиты на пути ко дворцу Элфы была преодолена незаметно. По правде говоря, когда путники достигли подножья холма и перед ними выросла почти отвесная каменная стена высотой чешов в двадцать, в предрассветных сумерках принятая за лес, Лин решила, что это – испытание для разума. Однако ее дружно уверили, дескать, нет, очередной круг был преодолен в дискуссии об устройстве мира.

– Получается, там и требовалось говорить об умных вещах? – предположила она. – Или слушать умные речи? А, может, делать умный вид?

– Вернись и проверь, – предложил Млот. – Заодно придумаешь, как забраться туда, – он указал вверх, где виднелись стебли каких-то растений.

Лин провела рукой по гладкому серому камню, немного тепловатому несмотря на утреннюю прохладу. Солнце уже позолотило вершину холма, но к этой стене оно доберется нескоро…

– В детстве я часто лазил по прибрежным скалам, – неуверенно сказал Кела, пытаясь втиснуть пальцы в крошечную трещинку, невесть как отыскавшуюся в камне.

– Разве по линии берега не проходит барьер?

– Не везде, – возразил молодой невольник. – Барьер очень древний… В некоторых местах море отступило, и он оказался на суше, кое-где, наоборот, идет по воде. Забавно наблюдать, как волны врываются внутрь и мечутся между берегом и куполом…

– А если сделать подкоп?

М-элфа раздраженно фыркнул.

– Я лишь спросила, – попробовала оправдаться Лин. – Конечно, вы все перепробовали, чтобы выбраться.

Эрьер фыркнул снова.

Млот счел нужным пояснить:

– Для людей купол – спасительное благо, дарованное Элфой. Для элф – напоминание об их величии. Если он исчезнет, улетучится и возможность продолжать кормить народ иллюзиями. Зачем рыть себе могилу?

***

Он был так смешон… Напоминал смышленого малыша, нашедшего «взрослую» книжку и вообразившего, что по картинкам узнал о мире все. Мальчишку поймали и отшлепали, еще больше укрепив его веру в свою правоту. И никто не удосужился ему объяснить, что даже простые слова порой имеют множество значений. Потому что, по сути, он был прав… ну, или близок к правде, что в обществе элф означало то же самое.

Сын… Пожалуй, из всех ныне живущих магов только М-элфа понимал, что это такое. Он сам был сыном. Последним из сыновей Несравненного. Любящим, заботливым, готовым на все ради отца. Создавшим для него целый мир!

И эрьер продолжал бы быть сыном, если б однажды на его пути не возник его же собственный ребенок. Тогда он впервые засомневался. Нет, не так – он позволил себе усомниться! И Элфа это заметил. Как же он страдал! Как мучился, понимая, что единственный родной человек оказался перед выбором, который невозможно сделать. Да, не зря элфы отбросили родственные связи…

В то время М-элфа, не особо задумываясь, предпочел следовать курсу отца, которого обожал, и проявил каплю снисходительности к сыну, которого не знал и который его ненавидел. Вернее, пожалел его мать…

Но Несравненный видел гораздо больше. И он решил прекратить быть богом.

– Если привязать к веревке камень, залезть вон на то дерево и забросить камень на утес так, чтобы он зацепился за что-то устойчивое…

– У нас нет веревки длиной в двадцать чешов!

– Значит, другой конец нужно прикрепить к дереву…

– Как ты себе это представляешь, а?!

– Вот именно, представляю! А ты, вместо того, чтобы критиковать, думай о чем-нибудь полезном!

– Высказывая бредовые идеи?

– Можно просто идеи! Авось кусок не отвалится, если предложишь что-нибудь!

– Ха-ха, один уже предлагал сделать лестницу! А другой – выдолбить ступени. Ирис, ты чего притих? Ничего не хочешь сказать? Например, подай мысль сконструировать по-быстрому крылья из подручных материалов. Ри, и ты молчишь? Элфа же не должен теряться ни в какой ситуации! Ах, ты уже не элфа… Жаль, очень жаль!

М-элфа слушал перепалку, зачинщиком которой стал Млот, и чувствовал, как сжимается сердце. До сих пор он видел перед собой одну цель – вернуть Несравненного. Но судьба подбросила дополнительное испытание. Разве мог эрьер предвидеть, что причуды злого рока сведут вместе ту, что способна помочь, и того, с чьей глупости все началось?

Когда-то он был готов убить Мо-элфу собственными руками. Затем мечтал навеки забыть о его существовании. Увы, желания редко совпадают с действительностью…

Верховный судья Тагота не считал, что приговорил Млота к чрезмерному наказанию. Мо-элфа был подающим большие надежды виером, а не самовлюбленным юнцом вроде Ри, и в полной мере осознавал, к чему приведет его жалкая попытка свергнуть бога.

Подумать только, он надеялся найти в старых архивах подтверждение своей теории! Хотел обнародовать документы, якобы скрывавшие истинную сущность элф. Мальчишка! Конечно, откуда ему знать, что от прошлого не осталось ничего? Новую историю сочиняли, тщательно следя за мелочами, чтобы никто не сумел подкопаться и вообразить себя великим просветителем. Даже легенды придумывались крайне осторожно!



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться