Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 25.3. Родственные узы

 

Десятник не упустил ни единой подробности, описывая происходящее во дворце. Его похвалили за бдительность, поощрили за находчивость и выпроводили восвояси. Преисполненный гордости, старый вояка поспешил назад. Он хорошо помнил, как минул два перекрестка, поприветствовал жену казначея, купил гартонского табака… И все. На этом его воспоминания заканчивались. Очнулся он только сегодняшним утром и узнал от сослуживцев, что умудрился подраться с каким-то громилой. Или с двумя. Впрочем, судя по ощущениям, Саерт не исключил бы и десятка.

Казалось бы, после такого отлеживаться и отлеживаться, однако долг не преминул напомнить о себе. Вернее, Его Величество самолично навестил казармы, бегло осведомился о состоянии здоровья уважаемого Саерта, и, не дожидаясь ответа, приказал срочно заняться делом. Обучать новобранцев, вот! А перед тем доставить одно небольшое послание… Нет, совсем недалеко, сломанные ребра и переворачивавшиеся от перенесенного сотрясения мозги десятника даже не заметят расстояния!

Наверно, будь Саерт в добром здравии и ясном уме, он бы придумал сотню отговорок и избежал венценосного поручения. Но сообщение о том, что его десяток за прошедшие пару дней волшебным образом увеличился в полтора раза, выбило служаку из колеи.

– Будет выполнено, Ваше Величество! – гаркнул он, стараясь не морщиться от раскалывавшей голову боли.

Король благосклонно кивнул, пробубнил: «Новые подчиненные тебя мигом на ноги поставят…» и ретировался. А десятник отправился на задание.

Его Величество не преувеличивал – идти и правда оказалось недалеко. Всего лишь до главной площади. Да-да, ему предстояло непростое дело!

Для начала – постучаться в ворота. Саерт несколько раз поднимал руку, но так и не решился ударить по гладко отесанным доскам.

– Дяденька, там дальше тоже вход! – крикнул кто-то из стайки сорванцов, околачивавшихся неподалеку. – И там открыто! Только вы не войдете! Ха-ха-ха!

Стражник цыкнул на мальчишек, заставив их испуганно завизжать и разбежаться, настороженно оглянулся и направился вдоль высокого забора. Туда, где открыто, но войти нельзя. И откуда можно вернуться с чистой совестью – мол, извините, мой король, не вышло выполнить поручение. А про себя подумать: «Пусть кто-нибудь другой лезет в логово привеченной тобой нечисти, и неважно, что среди них, говорят, обретается настоящая богиня Жизни! Плевать на сплетни, но нет дыма без огня, а если и есть, то только магический».

– Привет, милок, – сверкающей улыбкой встретили его у распахнутых ворот. – К нам, или просто мимо проходил?

Десятник едва не рявкнул: «Мимо!», однако сдержался, и, радуясь про себя, что не придется входить в обитель проклятых нарушителей спокойствия Кирата, сообщил:

– Его Величество Арголин Первый, король…

– Умоляю тебя, – закатила глаза рыжеволосая хозяйка, – не надо перечислять его титулы – они у меня где-то записаны! Чего ему?

– Его Величество Арголин Первый, король Тойяны, – упрямо повторил Саерт, – приказывает вам явиться во дворец.

– Приказывает? – подняла в удивлении брови богиня. – Ничего не путаешь, служивый?

– Предлагает, – неохотно исправился стражник. – Говорит, у него есть новости и он готов поделиться интересующей вас информацией.

– Это насчет Мира Тварей, или как?

– Не имею чести знать! – отрезал десятник.

– Понятно, что не имеешь, – отмахнулась Зелина. – Я вообще-то с собой разговаривала! Хм… Как же поступить, а? Заходи. – Она гостеприимно придержала ворота. – Мне необходимо кое-что решить…

Десятник непроизвольно отступил на шаг, но встретился взглядом с собеседницей и почувствовал, как утопает в шальных зеленых глазах, ласково зовущих к неведомому счастью…

– Так-то лучше, – провозгласила Зелина, опуская засов с внутренней стороны двора. – Тебя как зовут? Да мне, собственно, без разницы, я лишь проверяю, вернулись ли твои мозги на место. Все в порядке? Ничего не болит? О, не стоит благодарить – такие мелочи излечиваются от одного моего присутствия. Нет, я не демон. И не нечисть из Странного Леса. Я действительно богиня. Милок, падать на колени – это слишком! Ух, приятно-то как! Понимаешь, с тех пор, как я начала относиться к людям не как к букашкам, меня перестали воспринимать всерьез. Но ты же не из таких, верно?

Десятник обалдело кивал, не слыша, о чем она говорит. Настоящая? Он не мог в это поверить. Боги находились в храмах, и встретить кого-то из них на окраине империи… тьфу, в Тойянском королевстве, было невозможно.

Конечно, он знал о бойне, не так давно устроенной рыжей бестией. Видел трупы некромантов. Помогал распространять официальную версию тогдашних событий. Но не верил!

Для него боги являлись высшими сущностями – вечными, могущественными, справедливыми и ведавшими обо всем. Он охотно поклонялся кому-то там, наверху, но никогда не признал бы богиню в той, что снизошла до разговора с ним. Даже среди знати, путешествовавшей по всем храмам в Пору Паломничества, находились скептики, отрицавшие существование богов. Поговаривали, один богач как-то пытался доказать самому Реху, что его мира не существует!



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться