Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 27.2. Когда демоны оказываются реальностью

 

***

Словно и не было ничего – ни попавшей на Благодатные поля гостьи из соседнего материка, ни «прогулки» к Элфе, ни подаренной эрьером-карателем иллюзии свободы. Они снова занимались тем же, что и раньше – пребывали в распоряжении Комитета встреч. За единственным исключением – теперь их осталось всего трое. Впрочем, к сегодняшнему мероприятию распорядитель обещал выделить еще нескольких рабов. День предстоял жаркий…

– Я не хочу смотреть на это, – ныл с самого утра Кела, доводя Млота до белого каления.

Айв тактично помалкивал, но время от времени начинал что-то бормотать про себя – как подозревал бывший элфа, он пытался молиться каким-то ведомым только ему богам. О чем просил невольник, давным-давно смирившийся со своей участью и принявший ее как должное, оставалось загадкой.

Кела же, похоже, был близок к тому, чтобы наделать глупостей, однако Млот не собирался вправлять ему мозги. Не потому, что паренек, как и многие другие рабы, считал смерть благом, и приблизиться к ней ему не позволяли лишь запреты элф. Виер Второй категории, лишенный звания и свободы за то, о чем он никогда не жалел, планировал напомнить о себе. Громко, во всеуслышание заявить, что его судьба – не исключение, и потерять все может каждый, кто не сумеет почувствовать себя потомком бога.

– На выход! Глава Комитета встреч отправляется на казнь! – громыхнул распорядитель, поспешно лязгая ключом в замочной скважине. – Чтоб его! Давно говорил, надо смазать!

– Или не надо запирать, – тихо произнес Млот.

Надсмотрщик зло сверкнул глазами, но промолчал. Он до сих пор ощущал неуверенность, ловя на себе испытующие взгляды раба, всего пять лет тому назад отдававшего ему приказы.

Наконец замок щелкнул, и дверь сарая, предназначенного для невольников, распахнулась. Щурясь на солнце, они вышли во двор, где сверкали несколько начищенных до блеска паланкинов и ожидали распоряжений новые носильщики.

– Ваш номер – первый! Эй, ты, кудрявый! Идешь с ними!

Бывший элфа неприязненно оглядел человека, заменившего Ириса, и нахмурился. Было в нем что-то знакомое, хотя Млот мог поклясться, что никогда раньше не видел такой копны ярко-рыжих кудрей. К тому же новенький, не задавая вопросов, точно определил, где его место.

– Идем, – привычно скомандовал Айв. – Глава Комитета – большая шишка и ждать не любит. Готовься, парень, путь будет тяжелый. Господин обычно берет с собой двух помощников и двух любимых собак… Тебя как зовут?

– Что значит – «Как зовут?», – удивился Кела. – Вы не узнали Ри?

***

 – Костер? Как банально? – возмутилась Лин, прибыв на место казни.

Ей все еще казалось, что М-элфа одумается, вспомнит о своих обещаниях (обещания элфы – какая насмешка!), прекратит бурливший вокруг фарс и сообщит что-то вроде: «Видишь, чем обернется неповиновение, Богоизбранная? Не разочаруй меня в следующий раз». Но он вел себя так, словно ненавидел волшебницу с детства, и избегал ее взгляда.

– И с женщинами ты обращаться не умеешь, – продолжала она, игнорируя окружающих. – Мы любим ласку, внимание, обходительность. На худой конец – элементарную вежливость! А вытаскивать кого-то за шею, почти придушив, – крайне дурной тон. У всех элф столь плохие манеры? То-то я смотрю, вы плодитесь медленно. Понимания вам не хватает, слышишь? Обычного понимания, на которое способны даже животные!

Эрьер продолжал идти, глядя прямо перед собой и не сбиваясь ни на шаг, но невидимый ошейник затянулся туже.

– Никогда бы не подумала, что ты такой мелочный, – посетовала Лин, стараясь не сбить дыхания. – Хм, я представляла свой последний путь немного иначе… Не слишком ли торжественно вы собираетесь избавляться от демона? Какого… кха-кха-кха…

Удавка слегка ослабла, позволяя ей вдохнуть полной грудью. Жители Тагота, выстроенные по струнке у Северных ворот, и немногочисленная братия элф, державшаяся особняком и поражавшая воображение нелепыми одеждами вроде давешней юбочки Ри, слегка заволновались.

– А, они не в курсе… кха-кха… я поняла намек… кха-кха… прекрати… Хотя можешь продолжать. Мне не по душе костер! Эй! Кха…

Ее не слышали. Толпа молчаливо глазела на происходящее, всем своим видом показывая, что ей нет дела ни до смертницы, ни до палачей. Люди будто не понимали, куда пришли. Или отказывались понимать… Даже многие элфы смотрели куда угодно, только не на Лин.

– Прошу прощения, но предстоящая процедура мне не совсем ясна, – вежливо заметила волшебница, оказавшись у тщательно сложенного из сосновых досок конуса с обрезанным верхом. – Во-первых, в моем представлении костер для еретика… то есть для преступника, выглядит иначе. Во-вторых, ты же не думаешь, будто я стану ждать, пока…

Где-то за воротами загрохотали барабаны, возвещая начало главного события дня. Лин замолчала и в сотый раз попробовала поймать взгляд эрьера. Безуспешно. Создавалось впечатление, что он прилагал максимум усилий, отказываясь видеть в демоне знакомое лицо.



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться