Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 27.3. Когда демоны оказываются реальностью

 

Очевидно, М-элфа жестом отдал какое-то распоряжение, поскольку клок ткани, закрывавший обзор, исчез.

Кулаки элф разжались, их открытые ладони повернулись в сторону Лин.

«Он и не собирался марать руки!» – с необъяснимой злостью подумала она и выпалила:

– Эй, ты, кукловод! Рехов Рех! Ты же за всем стоишь, правда? Ты, больше некому! Это и есть кульминация твоего спектакля? Столько усилий, жертв, обманов – и все напрасно? На сцене хозяйствует кто-то посторонний, а ты бездействуешь? Не верю! Я знаю, ты не позволишь продолжаться этому безумию! Так зачем играть? Зачем нагнетать обстановку? Пророчество еще не сбылось! Мир Тварей не свободен! Хватит! Иначе я по-настоящему испугаюсь, слышишь?

– Это – не конец, – неожиданно проговорил один из элф-палачей. – Это – необходимость. Прости меня, девочка… Ты станешь сильнее, обещаю.

Он рухнул, как М-элфа на пути к Несравненному, а с ладоней остальных сорвались молнии…

«Уже было, – подумала Лин, непроизвольно зажмурившись. – Маги и молнии… Вернее, маг и молния длиною в… хм, тогда мне показалось, что пытка длится вечность! Но он обломался! Один из Первых магов, кровный брат Радиса, не сумел справиться с обычным двойником! А элфы, выходит, рассчитывают на эффектную казнь. Ну-ну, посмотрим».

Молнии попали ей в грудь почти одновременно, отбросили к конусу из досок. Твердая ребристая поверхность ударила по спине с неожиданной силой, и волшебница, судорожно вздохнув, сползла на землю. Из закоулков сознания вылезла неуместная мысль о том, что когда-то Первый маг не «обломался» – его «обломали». Хорошо так обломали, почти обезглавили… Поэтому стоит включить голодные мозги и подумать над ситуацией, а то посторонних спасателей в Мире Тварей ждать неоткуда.

Палачи снова сжали кулаки.

«Второй заход? Интересно, как скоро они поймут, что проще воспользоваться доской из костра, чем тратить магию на прямые атаки? Кстати, там и полена виднеются… Конечно, после десятой попытки я наверняка постучусь к Реху, но к тому времени казнь будет смахивать на цирк. Если М-элфа не придумает, как сохранить лицо».

Словно услышав мысли ненавистного демона, главный судья Тагота слегка качнул головой и мягкие путы, обволакивавшие волшебницу, легко подняли ее и вернули в исходное положение.

Руки палачей разжались. Судя по их глазам, превратившимся в тонкие щелочки, и плотно сжатым челюстям, урок они усвоили и больше не повторят ошибку.

«Значит, цирк отменяется. Ничего, и это можно пережить. Еще бы как-нибудь избавиться от М-элфы! Он слишком силен, а его магия более долговечна, чем магия остальных».

На этот раз три молнии достигли ее синхронно. Сильный толчок, жесткие доски, неожиданно качнувшаяся под ногами земля… Лин пребольно лязгнула зубами, когда, вопреки предположениям, упругая субстанция не позволила ей упасть, а резко спружинила.

Молнии не исчезли. Лин казалось, они стали связующим звеном между ней и палачами, орудием пытки, превращавшим магию в боль. Острые иглы пронизывали все тело, кончики пальцев горели, будто рядом уже пылал костер, колени подкашивались… Тем не менее она отдавала себе отчет в том, что скорее испытывает неудобства, нежели приближается к вечности.

«Тогда было гораздо хуже. Двойственность – вот что я чувствовала! Часть меня поглощала чужую магию и довольно урчала, часть медленно умирала. Я считала второй облик проклятием, но он всегда защищал меня. Он – это действительно я. Настоящая я! Мне не хотелось даже думать об этом, а сейчас больше всего на свете я хочу, чтобы чертова светловолосая кукла вернулась! Но ее нет! Проклятье, как же больно… Пусть их потуги не идут ни в какое сравнение с тем, что мне довелось пережить, такими темпами я действительно копыта отброшу. Боже, сколько же еще терпеть, чтобы М-элфа поверил в торжество элф над демонами? У-у-у, досчитаю до тридцати… Или до двадцати… А, плевать, пора закатывать глаза».

Лин прекратила всякие попытки держаться на ногах и позволила дрожавшим от напряжения коленям согнуться.

В какой-то миг обволакивавшие ее путы стали жестче, швырнули обмякшее тело волшебницы на конус-костер и исчезли вместе с молниями.

«Наконец-то! – возликовала она. – Пожалуйста, М-элфа, отвлекись! Позволь мне скрыться в толпе! Ну же, эрьер, я почти что чувствую твой взгляд! Отвернись».

Костер вспыхнул. Пламя поднялось и опало, в воздухе распространилась отвратительная вонь паленых волос.

Лин вскочила, не до конца понимая, что происходит. Ри говорил, после показательной казни трупы вывешивают над городскими воротами. Так почему ее вдруг решили сжечь? Получается, сооружение из досок было не символической частью ритуала, а вполне-таки функциональной!

Элфы удивлены, не то слово! Чуть ли не с открытыми ртами рассматривают свеженькую зомби. Люди напуганы и не скрывают своих чувств. Кто-то упал на колени, создав легкую сумятицу, кто-то рвался на передний план, расталкивая соседей…

Лин не успела достичь толпы. Она вообще не смогла сделать больше пары шагов.



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться