Игра в чужую ложь: Цена игры

Глава 2.1. Высочайший сюрприз

 

«Сюрприз!» – воскликнула эльфийская шпионка, вылезая из-под кровати старого императора.

«Сердце…» – тихо прошептал Малдраб Первый.

«Первые сто лет при дворе Веллийской империи», Бест Влайский

 

Расцвет Веллийской империи давно минул, и теперь о былой славе напоминала разве что ее огромная территория, протянувшаяся от Храмовых земель на востоке до Крайних гор на западе, и от Гартона, южного соседа и вечного соперника, до Клусса, северного пристанища магов.

Справедливости ради Лин не могла не отметить, что за последний десяток лет Малдраб Четвертый сумел навести в государстве хоть какой-то порядок. И пусть методы короны оставались такими же кровавыми, как во времена правления прадеда нынешнего императора, большая часть населения была счастлива.

Не-людские наемники, на которых император потратил половину довольно скудной казны, полностью оправдали ожидания, несмотря на враждебный настрой простых людей.

Междоусобицы крупных землевладельцев прекратились в течение неполного лунного цикла. Умные держатели земель во второй раз присягнули Его Величеству на верность, сильные – осчастливили наследников, отправившись на вечный отдых в фамильные гробницы, а умные и сильные пополнили заметно поредевшие после реформ ряды министров.

Армия понемногу увеличивалась, налоги же, наоборот, сокращались, но отчего-то доходы государства не уменьшались. Перепись показала, что рождаемость с каждым годом растет, и теперь население Велли чуть ли не в два раза больше, чем полвека назад. Это легко объяснялось: угроза войны с Гартоном давно исчезла, внутренние конфликты сошли на нет, экономика медленно, но настойчиво тянулась вверх, и даже маги понемногу возвращались в родные места, отрываясь от клусской кормушки, – в общем, присутствовали все условия для создания семьи.

Разумеется, недовольные нынешним положением дел тоже находились, только вот закрывать рты в империи научились давным-давно. Рудники в Крайних горах быстро избавляли от излишнего красноречия, а для особо настырных существовала так называемая «вечная» ссылка. Громадный континент в западном полушарии, который воля Первых магов превратила в Закрытий мир, уже поглотил немало государственных преступников. Идеальное место, чтобы избавляться от неугодных! Попасть туда мог каждый, но выбраться не удалось никому.

Этот материк был накрыт колпаком из магии, призванном, по официальной версии, сдерживать населявших его Тварей. Правда, некоторые считали, что древние маги попросту наслаждались внезапно открывшейся силой. Не думали же они о благе человечества, создавая Великую пустыню и Крайние горы на месте некогда плодородных земель?

Мир Тварей… Высшая мера наказания, к которой Малдраб Четвертый самолично приговорил Кари, и, заодно, Лин. Разве она могла бросить того, чья любовь примирила ее с этим миром? А Зелина и Марк попали под раздачу случайно. С другой стороны, тогда гвардейцу император сулил участь худшую, чем вечная борьба с Тварями… Но что для богини портал, направленный на территорию вечной ссылки, пусть и созданный личным магом государя? Она изменила направление – и здравствуйте, Тихие Ежики, деревенька у границы с Храмовыми землями и Старилесом!

Никакой суеты, чистый воздух, свежие продукты… Они выбрали спокойную жизнь, потому что бороться с системой бесполезно, да и что может быть опаснее разъяренного правителя? А так гнев Его Величества выплескивался многочисленными чистками, Зелина же злилась, не желая прозябать в глуши, но держала данное волшебнице обещание не высовываться до самой смерти Малдраба. Пожалуй, это было одно из тех немногих обещаний, которые богиня старалась не нарушать. Впрочем, сначала она предлагала помочь императору с отправкой на тот свет, но друзья сумели найти весомые доводы против этой идеи.

Что стало бы со страной, наследник которой только родился? Дележ власти, новые порядки, кровь! И хотя Зелину подобные мелочи мало заботили, она признавала – лучше потерпеть, чем снова с кем-то соперничать, драться, убегать… Богиню нельзя убить, зато ей можно причинить массу неудобств, а рыжеволосая красавица ценила комфорт.

– Девочка моя, ты почти не изменилась! – умиленно вещал император из глубокого мягкого кресла, некогда украшавшего его собственный дворец. – И стала еще красивее! Прошу прошения, но у вас здесь такая забавная мода! Нет-нет, это короткое платье очень тебе идет, ты не подумай плохого. И длинные волосы! О, у тебя на запястье кольцо! Обручальное? Ты вышла замуж? За кого? Неужели Марк смог покорить мою девочку? Ох, прошу прошения, запамятовал! Тебе ведь нравился тот молодой метаморф. Совсем не помню его лица… Это он? Какие жуткие глаза… Прошу прощения. А у твоей подруги милое ожерелье… Я знаю ее? Кажется, мы где-то уже виделись, дорогуша. Такую яркую внешность трудно забыть! Разрешишь как-нибудь пригласить тебя на ужин?

Столько лет прошло… И плевать, что впереди бесконечность, эти годы каждый из четверых, обалдело застывших перед Его Величеством, мог провести по-другому. Пусть в этой самой деревне, занимаясь теми же делами и повторяя все те же ошибки, но без постоянного напряжения, без опасений перед будущим и, главное, без ожидания чужой смерти.

А Малдраб Четвертый словно и не помнил о своей ненависти, которая когда-то испугала даже богиню. Заинтересованно переводил взгляд с одного изумленного лица на другое и мирно болтал, довольствуясь кивками в ответ.



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться