Игра в чужую ложь: Цена игры

Размер шрифта: - +

Глава 3.1. Ключевой момент обмана

 

Люди слишком долго верили – магия спасет мир. Но кто из них задумывался: чья магия? И чей мир?!

«Первые сто лет при дворе Веллийской империи», Бест Влайский

 

Гартон всегда считался страной, где воинская доблесть ценится больше всего. Конница, наводившая ужас даже на кочевников, собственная магия – Сила Огня, бесплодные земли и богатый, но практически беззащитный сосед – рано или поздно война с Веллийской империей должна была начаться. Гартонского короля сдерживало одно – Клусс требовал мира, а ссориться с магами никому не с руки. Впрочем, клуссцы тоже завистливо посматривали на приграничье… Поэтому династический брак посчитали идеальным решением.

Наследник объединит два государства, а там, возможно, люди бросят вызов самому Старилесу… Грандиозные планы! Только вот император, соглашаясь на предложение гартонского «коллеги», представить не мог, как все обернется.

Принцесса Маргалинайя, единственная и обожаемая дочь Его Величества, призналась отцу, что любит другого и, более того, беременна. Но для Малдраба Четвертого данное слово оказалось важнее счастья дочери. Двойник, созданный клусской магией, заменял принцессу, пока она не родила. А затем началась подготовка к торжеству… Принцесса не противилась – она знала, что жизни любимого и ребенка висят на волоске. Однако когда в день свадьбы император приговорил ее избранника к вечной ссылке, не удержалась и бросилась в портал следом за ним.

Тогда-то Его Величество понял, что натворил, да было поздно. Он воспитал Арголина как собственного сына, не желая порочить имя дочери, и позаботился о том, чтобы никто не узнал о прошлом. Золото умеет менять воспоминания… К тому же искусственные творения недолговечны, поэтому та девушка прожила совсем недолго. А сейчас, похоже, смогла как-то вырваться из мира Смерти и начала вести игру. Кажется, она пыталась изображать вернувшуюся принцессу, и император ей верил.

– Так здесь Твари или Рех? – закончил пересказ своей версии тех давних событий принц, не замечая, как вытянулись лица собеседников.

Его вопрос остался без ответа, поскольку переварить эту абсурдную историю с первого раза было трудно.

– Интересно… – пробормотала Лин.

– Твою ж!.. – восхитился Марк.

– Какой бред! – скривила губы Зелина.

– Ва… Арголин, кто тебе это рассказал? – спросил Кари.

Солнце начинало садиться, окрашивая комнату в мягкие золотистые тона. Из открытого окна повеяло вечерней свежестью, и волшебница улыбнулась, представив, какая духота сейчас в столице. Субтропики, как-никак, а по-здешнему – тихозимье… Эх, она до сих пор употребляла слова из родного мира, причем не только в мысленной речи, и хоть поначалу друзья то смеялись, то обижались, Лин не могла ничего с собой поделать. Для нее «тот» мир еще оставался до боли знакомым и желанным… Оставался «ее», и плевать, что веление императора вкупе с клусской магией уничтожило все воспоминания о себе как о «той» личности…

Проклятье, снова император! Нет, разумеется, он вовсе не планировал испортить жизнь никому не известной девушки из никому не известного мира. Просто идеальный двойник должен обладать определенными качествами… Впрочем, волшебница уже давно решила, что сравнительно легко отделалась – есть же разница между «не помнить себя» и «считать себя другим человеком»?

Ей помог случай (или судьба?), но вряд ли она забудет ужас первых мгновений неведения, когда не смогла вспомнить даже имени. И все из-за какой-то избалованной принцессы, постель которой была открыта для всех, кто изъявлял желание туда попасть, и которая таила беременность, непонятно на что рассчитывая, пока ситуация не осложнилась до крайности!

– Так кто тебе рассказал обо всем этом? – настойчиво переспросила Лин, поняв, что ответа на вопрос метаморфа от радостно сверкавшего глазами принца трудно дождаться.

– Гент! То есть Геданиот, – поправил себя Арголин.

Марк удивленно поднял брови:

– Гартонский принц?

– Король! – слегка пренебрежительно бросила Зелина. – Нас же с его коронации «попросили», разве ты забыл? Послушай, мальчик, мне как-то сложно представить Геданиота, придумывающего небылицы… то есть секретничающего с веллийскими принцами. Ты ничего не путаешь?

Его Высочество изволил поджать губы:

– Мы путешествовали вместе! Несколько недель[1]!

– Да? – недоверчиво переспросила богиня. – Никогда бы не подумала. А ему что, корона мозги натерла? Или память отшибло? О, кстати, королю сколько лет? Может, его этот… как его… склероз замучил? Или маразм? Кажется, поняла! И то, и другое, иначе никак!

– Он моложе тебя, Зел, – уколол Марк, – раз в пятьдесят.

Арголин вертел головой, пытаясь разобраться в ситуации, но было заметно, что ему это никак не удается. Принцесса, двойник, гартонцы… Когда свято веришь во что-то, разум отказывается воспринимать другую точку зрения.



Елена Гриб

Отредактировано: 02.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться