Игра в чужую жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 1.2

 

Император задумался. Большую страну сотрясали дрязги между землевладельцами, с запада участились набеги кочевых племен, Клусс переманил почти всех магов, но не это сейчас волновало веллийского правителя и его приближенных. Гартон, южный сосед и вечный соперник, в который раз показал когти. Веллийская империя, обычно именуемая попросту Велли, мало что могла противопоставить мощной коннице и отлично обученной пехоте соперника – Гартон не зря называли землей прирожденных воинов.

Правда, сосед хотел обойтись малой кровью. Грайт, тамошний правитель, предложил Малдрабу союз, скрепленный браком веллийской принцессы Маргалинайи и гартонского принца Геданиота. Наследник стал бы правителем объединенных государств, но до тех пор независимость Велли сохранялась. Император согласился, ведь в противном случае войска Гартона немедля прошли бы землями империи, а так… Родной внук сменит на троне деда, род не прервется, кровь не упадет на плодородную почву… И потом, это было достойнее, нежели просто ждать удавку.

Кстати, теперешний альянс позволил бы значительно расширить границы за счет Странного Леса. Лан, тот самый легендарный правитель не-людей, не появлялся в своей стране более полувека. Даже его подданные заволновались! На престол объявились новые претенденты, управление расшаталось и Старилес обрел статус возможной добычи – не легкой, зато очень аппетитной. Бесчисленные артефакты, невиданные драгоценности и тайные знания притягивали, как магнит. Единственная загвоздка: на пути к цели находились Храмовые земли – нейтральная часть континента. Их создали для предупреждения войны между расами, отстроив старые, неизвестно кем возведенные храмы. В святилищах поселились новые боги, сохраняя неприкосновенность границ. Но если заручиться поддержкой вседержителей…

Непременным условием сделки Гартон поставил следующее: во время Поры Паломничества принцесса и принц пройдут вместе Путь Всех Святынь[1]: посетят Двенадцать храмов и примут участие в необходимых обрядах. Получат благословение богов! А после ожидались невиданная свадьба и подписание союзного договора. Ожидались…

Планы нарушились, как это всегда бывает, внезапно, непоправимо и неожиданным способом. Когда Малдраб сообщал дочери о предстоящем браке, он не ждал горячей радости с ее стороны, однако принцесса не расплакалась, не закатила истерику, даже не разругалась, хоть такое часто случалось. Нет, она грустно посмотрела на отца и изрекла:

– Знаешь, папа, ты скоро станешь дедушкой. Очень скоро.

– К-когда?!

– Ну-у-у… Совсем недолго осталось.

Сказать, что император был поражен, – ничего не сказать. Вообще-то болезненной худобой Маргалинайя никогда не отличалась, а в последнее время еще и увлеклась клусской модой, успешно сочетая балахонистые фасоны Клусса с глубокими декольте Велли, но… Не могло так быть!

Впрочем, вечно занятой (то на охоте, то на балах, а порой и в государственных делах) правитель не интересовался фигурой дочери, да и сплетни слуг проходили мимо его ушей. К тому же сдержанность не входила в число достоинств Маргалинайи, и обычно ее секреты знало все окружение. Так почему же настолько значимую новость принцесса сумела сохранить в тайне? Вернее, каким способом она умудрилась скрывать беременность до последнего?!

«Без магии не обошлось», – заключил император.

Его дочь не имела дара, однако охотно пользовалась магическими безделушками вроде вечных самописок и невянущих цветов. Злые языки поговаривали, что в арсенале Маргалинайи нашлось место даже приворотным зельям и ядам! При желании принцесса могла подавить пересуды в зародыше.

– Чей это ребенок?

Ответа Его Величество не дождался.

– Я не нарочно, папа… Так вышло…

– Чей он?!

– Не знаю. Думаю, что… Это неважно. Он мой. Слышишь?! Только мой! Я хочу, чтобы он жил!

Император срочно поделился проблемой с советниками и ближайшими друзьями – Крезином и Дисоном. А толку?

Нет, советниками они были хорошими, профессиональными. Но в такой ситуации одних советов оказалось мало.

Дисон, как врач с огромнейшим опытом, собственноручно поставил крест на планах императора, заявив, что предпринимать на таком сроке какие-то шаги относительно плода не стоит, проще тихонько придушить принцессу во избежание распространения слухов. Малдраб, для которого непутевая дочь была ценнее страны, категорически не согласился и выразил надежду, что эльф всего лишь пошутил.

Между прочим, вскоре Его Величество довольно легко выведал имя папаши будущего внука. Вопреки первому порыву, император не стал его наказывать, а приблизил ко двору, справедливо рассудив, что кто-то же должен будет заботиться о ребенке, и если этот «кто-то» – точно не принцесса, так почему бы не устроить «сладкую» жизнь второму виновнику проблемы?

Эх, если бы Пора Паломничества наступила на несколько месяцев позже… Бастард рождается и отправляется вместе с отцом в какую-то глушь, Маргалинайя проходит Путь Всех Святынь и счастливо выходит замуж, Гартон и Веллийская империя подписывают договор о будущем объединении (которое когда еще будет!) и все довольны. Но времени катастрофически не хватало.



Елена Гриб

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться