Игра в чужую жизнь

Глава 4.2

 

Оказавшись внутри кольца стен, опоясывавших храм, она принялась выискивать кого-нибудь из знакомых, попутно вспоминая причины, по которым император ее ненавидит.

Сначала Марк – единственный, кому девушка верила, и чья жизнь не будет стоить ломаного гроша, если с ней что-нибудь случится, затем Крезин и Дисон, поддержавшие ее идеи. И выступление на площади, где она обошла заклинание, и король, что извинился только перед ней, и эти дурацкие угрозы… Нет, угрозы были вполне возможными, но выходить замуж Лин не собиралась даже в самом крайнем случае. Да и другие мелочи сказались на отношении правителя, всех не перечесть…

При виде храма Жизни грустные мысли незаметно улетучились.

Десятки белоснежных колонн с барельефами поддерживали плоскую крышу, на которой возвышались изящные статуи. Они изображали саму Зелину, богиню Жизни, в различных ситуациях. Вот она благословляет младенца, дальше – исцеляет больного, играет с дикими животными, бросает семена в землю, кружится в танце… Под крышей находилось озеро, но вокруг него суетились жрецы и слуги, что-то убирая, передвигая, ремонтируя – по-видимому, готовились к завтрашней церемонии, поэтому подойти ближе не удалось.

Храм Жизни построили на месте древнего капища, куда испокон веков приходили, чтобы обрести телесное здоровье и душевный покой, а после войны людей и не-людей они многим понадобились. Храмовые земли служили границей между Старилесом и человеческими государствами. Сюда не позволялось приносить оружие, а воины перед паломничеством проходили очищение именно в здешнем Озере.

Да, так было когда-то. Теперь же щеголять оружием и охраной отнюдь не запрещалось.

По преданию, в незапамятные времена богиня Жизни жила среди людей, чувствуя их печали и радости, помогая им в горе и не оставляя в беде. В благодарность ее пригласили в храм с целебным водоемом. Долгие годы не иссякал поток желающих получить благословение Зелины, но сейчас обращение к богине стало формальностью – она давно не снисходила к простым смертным.

Вода из озера действительно помогала заживлять тяжелые раны и лечить болезни, хотя подарить жизнь неизлечимым больным не могла. Те, кто не сомневался в своей скорой и неминуемой кончине, часто бросались в широкую синюю полосу, разделявшую воды озера на две равные части, посвящая себя богине. Эту полосу заполняло нечто, похожее на темно-голубой газ. Она не имела дна и то, что в нее попадало, уже не возвращалось. Никогда.

Дисон рассказывал, как когда-то деда нынешнего императора отравили медленно действующим ядом, против которого даже эльфийская медицина оказалась бессильна. В храме его быстро поставили на ноги и взяли слово никому не рассказывать о лечении. Предок клятву сдержал, а по прибытии обратно в столицу приказал казнить всех, сопровождавших его. Эльфу тогда пришлось бежать в Старилес, и возвратился он лишь по просьбе отца Малдраба. Тайной храма уже особо не интересовались, так как наладились относительно дружественные отношения с Клуссом, а с помощью магии можно было и не такие чудеса творить.

На прямой вопрос о правдивости этой истории Дисон ответил столь же прямо:

– Оно тебе надо?

Высматривая в толпе знакомых, Лин заметила, что за ней постоянно следует какой-то громила, вероятнее всего – гартонец, поскольку среди веллийцев таких великанов она пока не замечала. Пора воинской славы Велли закончилась после подписания мирного договора с Гартоном. Империя больше не расширяла границ, поскольку кочевники из Великой пустыни ее не интересовали (что с них взять?), а нападать на Клусс было сродни самоубийству. Армия понемногу распадалась, солдаты оседали в деревнях.

Лин еще раз обошла вокруг храма, решая, что делать. Угрозы преследователь вроде не представлял – он постоянно находился на расстоянии в несколько шагов и исправно держал дистанцию.

Любопытство победило опасения, и девушка резко повернула назад. Гартонец мгновенно отошел на два шага, не пытаясь убежать. Она ступила вперед. Он – назад. Лин улыбнулась… и сделала еще пару шагов. Гартонец продолжал отступать спиной вперед, но, как она и предполагала, в толпе служащих такие фокусы долго не проходят. На него налетели строители, молодой жрец замахнулся чем-то, похожим на кадило, еще кто-то сказал пару ласковых…

И преследователь оказался пойманным.

Лин вцепилась в его руку и подумала, что сейчас ее не спасет и Зелина. Даже если бы захотела.

– Что тебе надо?

– А… м-м-м… и…

Кажется, незнакомец испугался гораздо больше, чем она сама.

Может, ему велели наблюдать и не попадаться? Хотя… Такую слежку слепой заметит!

– Стоп, начнем сначала. – Лин потянула его в сторону. – Ты меня понимаешь?

Утвердительный кивок. Ну, уже что-то.

– Ты знаешь, кто я?

Снова кивок. Или он только это и умеет?

– Как тебя зовут?

Гартонец зажмурился, его смуглое лицо потемнело еще больше. Кстати, красивый парень, да что там говорить – очень красивый! Жаль, то ли немой, то ли просто сумасшедший. С другой стороны, вдруг ему запретили называть имя?



Елена Гриб

Отредактировано: 21.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться