Игра в чужую жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 7.2

 

Размышляя, чем бы удивить неприятельницу, она утратила преимущество неожиданности. Рыжеволосая заметила дефект в своей работе и поспешила его исправить.

– Надо же, стойкая. – Скользящей походкой она подошла к Лин вплотную. – Смотри сюда!

Смотреть в зеленые глаза, находившиеся на расстоянии ладони, не хотелось. Стойкая или нет, а рисковать зря просто глупо. Однако прямо идти на конфликт тоже не следовало.

«Снова дурочку включить, что ли? Обычно помогает…» – мелькнуло в голове, пока рыжая ожидала ответных действий.

– Зачем? – Дурацкий вопрос, но ничего другого на ум не пришло.

Терпением незнакомка явно не злоупотребляла. Она взвилась как кошка и очень похоже зашипела. Лин от удивления распахнула ранее предусмотрительно прищуренные глаза, чем и поспешила воспользоваться захватчица.

– Сюда смотреть! – ее пронзительному голосу позавидовал бы даже военачальник, привыкший отдавать приказы в любых условиях.

Эффект оказался противоположным. Лин не любила резкие громкие звуки, ненавидела командный тон и напрочь не переносила, когда орали на нее. А еще она не желала плакать на людях. Поэтому обида вместо того, чтоб выплеснуться слезами, уместилась в одно коротенькое предложение:

– Да иди ты… далеко!

То ли аборигенка не привыкла получать отпор от неподвижных жертв, то ли метафору не поняла, а, может, попросту обиделась – как бы там ни было, драться она полезла. Правда, ни опыта, ни соображалки в этом деле у нее не было.

Лин порадовалась своим коротким волосам, не закрывавшим обзор. Удивляясь собственной ловкости, она без труда уклонилась от неуклюжей пощечины, перехватила тонкую руку незнакомки, затем – вторую. Драться ногами рыжая не пыталась.

«И что делать с обездвиженной противницей?!» – пронеслась сумбурная мысль.

Они стояли, буравя взглядом друг друга. Наверняка со стороны это выглядело донельзя потешно.

Позади глухо стукнуло. Лин оглянулась. Причиной неожиданного звука стал метаморф – вернее, его застывшее изваяние, упавшее на гвардейца.

Уяснив положение вещей (зеленоглазая дрянь решила уничтожить друзей!), девушка временно позабыла все гуманистические принципы и, не мудрствуя лукаво, впечатала кулак в подбородок незнакомки. Для этого пришлось разжать правую руку, но воспользоваться предоставленной свободой противница не успела.

Если верить фильмам, сюжеты которых вот уже несколько дней всплывали в памяти девушки, после подобного удара злодейка должна была отряхнуться и начать превращать главную героиню в отбивную.

Рыжая поступила проще.

Она закатила глаза и опустилась на каменные плиты.

Кари потихоньку зашевелился.

Лин посмотрела на свой отнюдь не впечатляющий кулак и решила, что волноваться не о чем, поскольку с местными слабаками «размороженные» парни справятся без особых усилий. Не могут же здесь все поголовно быть магами?

Марк вышел из полубессознательного состояния, чему содействовали энергичные оплеухи метаморфа, и начал вполне живо костерить «рыжую-бесстыжую», поэтому о состоянии его здоровья беспокоиться не имело смысла.

– Кари, как ты думаешь, кто это? – спросила Лин, указывая на распростертую фигуру.

Хранитель очень удивился. С опаской покосился на неподвижное тело и ответил:

– Зелина.

– В смысле, богиня?!

– Ну да. Здесь же изнанка жизни, так ведь?

– Не знаю. – Лин растерянно пожала плечами. – Марк, что скажешь?

Гвардеец сказал много и подробно, однако не по сути. Похоже, он до сих пор не мог оправиться от того, что его использовали, как марионетку, и вникать в ситуацию пока не собирался.

– А что мы будем с ней делать?

– Понятия не имею, Лин. Я бы попробовал ее прикончить, – метаморф говорил совершенно серьезно, – только с богиней такое не пройдет.

– Убить? За что?! И как потом отсюда выбираться?

– Никак. С изнанки еще никто не возвращался.

Просто чудесно. А как обнадеживает…

– Что такое «изнанка жизни»? Смерть?

– Нет, конечно, – Кари все больше поражался ее неосведомленности, – это… как бы… другой мир. Смотри, в нашем мире есть жизнь, и есть богиня Жизни. А здесь ее дом, и те, кто должен умереть, могут прийти к ней и получить возможность продолжить свою жизнь.

– Вроде как убежать от судьбы?

– Да.

– А если я не верю в предназначение?

Метаморф позволил себе короткую ухмылку:

– Значит, оно верит в тебя.



Елена Гриб

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться