Игра в чужую жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 17.2

 

Вода в реке оказалось на удивление холодной, чистой и прозрачной. Быстрое течение мгновенно смыло грязь, которую попыталась оттереть с локтей и коленей Лин. Напиться она так и не решилась, рассудив, что начнет экспериментировать, когда будет совсем невмоготу.

Солнце медленно двигалось к закату, ивняк бросал длинные корявые тени, мягко раскачивались лопухи. Поднялся ветер, закружил несколько оторвавшихся листьев, со стоном заметался среди холмов-построек.

Лин двинулась к строениям, решив осмотреть их, пока еще светло. Проводить ночь у реки не хотелось – кто знает, какие зверюшки ходят туда на водопой? Может, белые и пушистые, но гораздо вероятнее – голодные и зубастые.

Ветер будто сошел с ума – срывал листья, швырял их прямо в лицо, сбивал с ног, нещадно трепал волосы. Глухо ударялся в стены, отражаясь глухим: «Ох-х-х…», с воем залетал сквозь выбитые окна в храм.

Постройки, вросшие в землю и покрытые толстенным слоем почвы, были похожи на огромные могильные холмы. Ни одна из них не имела входа – время погребло двери под тяжестью грунта и растений. Более-менее открытыми оставались только сам храм и то строение, которое Кари назвал хранилищем для останков (по крайней мере, располагалось оно на том же месте относительно святилища).

Раздумывая, что хуже – Трон Власти или штабеля костяков, Лин решила – раз факт наличия там мертвецов точно не установлен, надо посмотреть самой. Если не повезет, придется ночевать под открытым небом – живые твари все же предпочтительней.

В могильнике обнаружилась дверь – порядком заваленная мелкими камнями и присыпанная опавшими листьями каменная плита, ничуть не похожая на тот круглый лаз, из которого вылезал старик-«пророк». Судя по всему, вход относительно недавно раскапывали.

Лин присела на корточки, рассматривая неровную поверхность камня. Казалось, на нем выбиты некие рисунки, но это вполне могла быть игра воображения. Она осторожно провела пальцем по особо выразительной трещинке, напоминавшей лошадиную фигуру. Теплый камень едва ощутимо подрагивал.

Позади что-то громко захрустело. Девушка обернулась, уткнувшись спиной в плиту. И вскрикнула, поскольку «дверь» подалась вперед, заваливаясь внутрь строения и увлекая ее за собой вместе с кучей мусора. Небольшая белая лошадка, напугавшая Лин, продолжала задумчиво жевать ивовую ветку.

Второе падение за день не улучшило настроения, хорошо хоть выход отсюда не представлял проблемы – слежавшиеся листья разметались по полу, открыв каменные ступени. Похоже, здешние здания изначально были покрыты землей…

Заходящее солнце ярко освещало кусок покрытой паутиной стены. И кости, вмурованные в нее… Глаза начали привыкать к полумраку и выхватывать новые подробности. Кари не ошибся – это строение использовалось как общий склеп. Вот только мертвецов здесь хоронили довольно странным способом.

Скелеты виднелись всюду – на стенах, на полу, на потолке! Большие и маленькие, средь них попадались даже новорожденные крохи… На некоторых еще оставались волосы и остатки одежды, а рядом со входом (соответственно, в непосредственной близости от Лин) был прикован высохший костяк, до сих пор покрытый кожей. Широкие кандалы, призванные сдерживать мускулистого буяна, служили ему опорой, не позволяя упасть наземь и рассыпаться на косточки. Белые как снег волосы полностью закрывали лицо.

Снаружи громко заржала лошадь. По склепу прокатился вздох.

Лин горько пожалела о своем неумеренном любопытстве. Она метнулась к выходу, но поскользнулась на прелых листьях и кубарем скатилась вниз, молясь, чтобы не сломать шею или позвоночник и не прожить последние минуты в столь жутком обществе.

Обошлось. Давний мусор пружинил не хуже пуховой перины.

Увидев рядом со своим лицом пустые глазницы черепа, Лин попыталась вскочить, однако не удержалась на ногах и ткнулась в стену.

«Перемещаются они, что ли?» – успела подумать, прежде чем заорать от ужаса – беловолосый мертвец впился костлявыми пальцами ей в плечи, как клещ.

Говорят, страх придает сил. Впоследствии она не могла понять, как умудрилась вылететь из склепа с покойником на спине и четырьмя кусками камня, волочившимися за ним. Кандалы в древности были добротные, оторвались с обломками стены… И какой логикой руководствовалась, принимая облик светловолосой красавицы?

Незнакомец разжал пальцы только на берегу реки и свалился прямо в воду, которая покрыла его с головой.

Лин понемногу приходила в себя. Бешено бьющееся сердце успокаивалось, возвращалась способность мыслить рационально.

Задумчиво посмотрев на распростертое тело, она с досадой вздохнула. Сосредоточилась, возвращая себе нормальный образ, и начала вытаскивать «утопленника». Несмотря на почти полное отсутствие мышц, весил он изрядно.

Руки-веточки легко выскочили из широченных браслетов, ноги – тоже.

Лин попыталась напоить свою «добычу». Воду недавний покойник глотал охотно, и у нее мелькнула кощунственная мысль сбросить его обратно в реку – чтобы пил, сколько влезет. Мелькнула – и пропала, поскольку спасенный (или все-таки зомби?) открыл глаза. Ярко-оранжевые, как солнце на закате…



Елена Гриб

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться