Игра в чужую жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 21.2

 

Кари тронул девушку за плечо.

– Наверно, нам стоит отойти?

– Только недалеко, хорошо? Вдруг сюда прибудет Геданиот со своими фантазиями?

Вскоре их догнал запыхавшийся гвардеец, с которого ручьем стекала вода.

 – Эт-то ч-что т-так-кое, д-дет-тка? – возмутился, клацая зубами.

– Это называется: «Поосторожнее с желаниями, они порой сбываются!», понял? Проще говоря, ты получил все, чего хотел! – давясь смехом, ответил метаморф.

Марка такое положение вещей не удовлетворило.

– Чего хотел?! Они ж холодные! Холоднее покойниц! Ледяные! Лин, я не понял, в чем заключался юмор! Нет, то, как они за меня дрались, выглядело очень забавно, но лучше бы победили те, первые! Э-э-э, что случилось? Морозная пятерка была не твоя, да?

Ответ не требовался. Их окружили четыре прекрасные беловолосые девушки, пятая же скользящей походкой выступила вперед. Она чем-то неуловимо отличалась от подруг, хотя внешность и одежда у всех пятерых была похожая: молочно-белая кожа без единой кровинки, черные брови и ресницы, ярко-алые губы, широкие светло-голубые платья.

– Вы забрали мою добычу.

Лин вздрогнула. Точно так, ровно и без эмоций, говорили Шумени и Димап, жрецы Его Храма.

– Здесь нет добычи, Снежа, – спокойно возразил Кари.

Откуда он знал ее имя?!

Беловолосая тоже поразилась:

– Ты меня знаешь?

– Все Изначальные слышали о Пленнице Грез.

– Изначальные… Странно, что вы еще не ушли из этого проклятого мира… Но человек, который стоит рядом с тобой, – не Изначальный, и с ним ты не связан клятвой. Вспомни договор. Он – мой.

– Извини, – в голосе метаморфа звучало сожаление, – я помню договор, однако Марка ты не получишь. Мир изменился, Снежа. В нем появились новые боги. Даже у нас рассказы о Пленниках превратились в сказки, и я не предполагал тебя увидеть. Теперь здесь правит Он, не забывай.

– Он? Безымянный дикарь, искренне уверенный в своей избранности! Да, Ему нравится помогать червякам, замученным собственной извращенной фантазией, но только тем, кто не представляет интереса для меня. Таких большинство, поверь! Вспомни сказки, Изначальный. Здесь я – истинная владычица! Последний раз предлагаю: отдайте мою добычу. Иначе… Ты знаешь, чем обернется неповиновение.

Кари нахмурил лоб, что-то прикидывая, и Лин поняла: он не станет сопротивляться. Проследить ход его мыслей было нетрудно: хранитель защищает принцессу, а не второго хранителя. Кажется, Марк это тоже осознал и инстинктивно передвинулся ближе к беловолосой.

– У нас равные возможности, – попытался возразить метаморф.

Пленница Грез обидно расхохоталась:

– Ты сравниваешь меня с девчонкой, впервые почувствовавшей силу? Это даже забавно. Устроим поединок? Если вы выйдете за пределы прямоугольника, по краям которого стоят мои сестры, преследовать вас я не буду. Если нет – ты уйдешь с моего пути. Согласен?

– Лин? – негромко спросил Кари.

Она кивнула и вышла вперед.

– Подай знак, – приказала Снежа.

Метаморф долгим взглядом посмотрел на Лин, словно прощаясь, и взмахнул рукой.

Вокруг нее тут же появились лохматые дикари, каждый из которых сжимал в руках усаженную железными шипами дубину. Вместо одежды их тела укрывали невыделанные шкуры каких-то зверей, источавшие тошнотворный запах, в волосах торчали мелкие кости, на шеях висели ожерелья из ракушек.

Дикари дружно подняли дубины и так же слаженно начали опускать их Лин на голову. Она вдруг осознала: происходящее – не соревнование, а бой. Щадить ее беловолосая не будет, так чего церемониться?

С неба слетели огромные птицы, подхватили мерзкую «добычу», а в сторону Снежи полетела сеть – и Лин провалилась в глубокую яму, из стенок которой, извиваясь, выползали змеи.

Сверху донеслось насмешливое:

– Так просто меня не одолеть! Я играю в эту игру почти с рождения и умею отражать любую атаку! Сдавайся, и проваливайте с метаморфом отсюда!

«Я тоже на фантазию не жалуюсь!» – со злостью пробормотала девушка, сосредотачиваясь на происходящем.

По змеям прошелся огненный шар, дно ямы поднялось, сравниваясь с поверхностью.

Лин торжествующе улыбнулась и…

И мелкий зверь, похожий на гиену, вонзил зубы в ее ногу.

Кровь была настоящей, боль – тоже. Из глаз непроизвольно потекли слезы. Забыв обо всем, она схватила руками пятнистую голову, пытаясь разжать сомкнутые челюсти, и начала захлебываться в болоте, появившемся на месте каменистой почвы. Зловонная жижа плеснула в рот, склизкая трава залепила ноздри…



Елена Гриб

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться