Игра в чужую жизнь

Глава 23.2

 

***

– А-а-а! А-а-а! – неслось над деревней.

Вопреки ожиданиям, паломников разбудило отнюдь не кукареканье или гогот гусей, а эти пронзительные вопли. Впрочем, неудивительно – с вечера они же не давали уснуть до тех пор, пока кто-то из гартонцев не пригрозил оставить крикуна без головы. Ребенка кое-как успокоили…

Лин подозревала, что во всем виноваты их с Марком «исследования».

Над Скалой Перемен клубился туман. Не очень густой, позволявший видеть и вершину утеса, и широкую утоптанную тропу, коей предстояло туда взбираться. Однако необычное чувствовалось даже у подножия Скалы. Трава здесь была нежно-зеленая, словно каждую былинку выкрасили в этот насыщенный цвет. По ней яркими пятнышками то и дело вспыхивали цветочные бутоны – распускались и закрывались, не обращая внимания на солнце. Летали мухи и пчелы, старательно греблись в земле куры, что-то выискивали утки, порхали неприметные воробьи. Торжественности момента не чувствовалось – как-никак, седьмой храм по счету, успели церемонии приесться…

Лин издевательски произнесла:

– Мужчины вперед! – и пристроилась в конец длинной процессии, взбиравшейся на Скалу.

– А-а-а-а-а! – раздалось у нее за спиной.

Она вздрогнула и обернулась. Прямо на нее несся маленький летун, протягивая на вытянутых руках отнюдь не миниатюрного младенца. Того самого. Вчерашнего. Кукушкиного!

Но «подарок» адресовался не ей. Летун миновал обреченно застывшую «принцессу» и вручил свою ношу не подозревавшему подвоха Марку.

Ребенок замолчал, будто у него отключили звук.

– Что за… – начал было возмущаться гвардеец, однако ему вежливо пояснили:

– Маленький Гилик считает вас своей мамой.

Ожидать реакции свежеиспеченной «мамаши» кукушка не стал, быстро развернулся и скрылся среди других соплеменников, вышедших всей деревней посмотреть на зрелище.

Марк растерянно сбежал вниз, попробовал сунуть зубастое сокровище кому-то из сослуживцев, но те мигом образовали вокруг него пустое пространство – связываться с кукушонком не хотел никто.

– Потом разберешься! Иди уже! – приказал гвардейцу Малдраб Четвертый, досадуя из-за задержки.

– Где один, там и двое, – задумчиво заметил Грайт, легким движением руки посылая благоразумно притихшего бастарда вслед за сыном.

Лин мысленно схватилась за голову. Пожалуй, рядом с малышом Вим постыдится издавать свое коронное «И-и-и-и-и-и-и-и!», однако путешествие к Лито все равно обещало быть веселым.

Тропинка начинала подниматься довольно-таки круто, но вскоре наклон значительно уменьшился, и спустя некоторое время под ногами паломников змеилась широкая мощеная дорога, проложенная на равнине.

Девушка оглянулась. Вокруг простирался бесконечный луг, лишь далеко на севере возвышались горы с заснеженными вершинами.

Ради интереса она пошла назад.

– Детка, ты куда? – окликнул ее Марк. – Теперь только вперед! Здесь вход и выход разные!

Лин все-таки прошагала еще немного, но подножия Скалы Перемен не было. Что ж, вперед так вперед!

Она немного отстала от гурьбы, осматриваясь по сторонам и поражаясь царившей здесь идиллии. Синее-синее небо с белыми, не закрывавшими солнце, облаками. Мягкая густая трава без единой соринки, крупные цветы на высоких стеблях. Высоко в небе ширяли большие птицы, вдали то и дело пробегала какая-то зверюшка. На западе виднелась извилистая неторопливая река с песчаным пляжем и небольшими дубравами по обоим берегам. Ветерок обдавал прохладой, яркое солнце совсем не припекало. Мир-мечта, легкий и приветливый… умиротворенный…

Хранители держались в отдалении – видимо, понимали, что ей хочется побыть в одиночестве. Марк все присматривался к своей ноше, ожидая скорых неприятностей, метаморф с независимым видом выискивал опасности.

Геданиот уже скрылся из виду, даже не взглянув на прелести этого мира. После предательства хранителей (Лин было очень интересно, что же такого посулила им Снежа) он вообще стал задумчивым и постоянно рвался вперед, будто надеясь в движении выбросить из сердца горечь.

Вим, разрываясь между братом (искренне его игнорировавшим) и Лин (не обращавшей на него внимания с гораздо более сочувственным видом), отдал предпочтение последней, не приближаясь, тем не менее, слишком близко. Парни косились на мальчишку со снисходительной усмешкой, но прочь не гнали, а он все таращил глаза, словно пытался разглядеть нечто, скрытое внутри «Ее Высочества».

Идиллия продолжалась недолго, вплоть до того момента, когда впереди показался степенно бредущий назад принц. Поравнявшись с хранителями Лин, он угрюмо предложил:

– Думаю, стоит повернуть обратно. Там… не слишком правильное место.

– Не выйдет, – с сожалением возразил Марк. – Вон, принцесса уже пробовала – бесполезно. А что там?



Елена Гриб

Отредактировано: 21.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться