Игра в чужую жизнь

Глава 29.2

 

Живой квадрат был вынужден изменить форму – Лин недвусмысленно дала понять, что собирается присесть на бортик фонтана, а желающих ей перечить или лезть в воду не нашлось.

– Рассказывай, что там. Мой отъезд прошел спокойно?

Ангас сразу же воспрянул духом, стараясь в точности воспроизводить прежнюю манеру общения:

– Ха! У мага – ни одного зуба, вот! Его Кари и Марк приложили с двух сторон! Челюсть на месте, но зубов – ни-ни! Представь, он головой помотал, очухался, рот раскрыл, колдовать хочет, а оттуда – раз-раз – как тыквенные семечки, чесслово! Тут и охрана очнулась, забегали, заорали. Зелина Марка чуть ли не в охапку схватила, унеслись куда-то, а метаморф перекинулся и убежал. Мне портал амулетом создали, а этих… э-э-э, охранников маг успел переместить… пока здоровый был. Эх, – вздохнул паренек, – жаль, в Клуссе ему все быстро поправят…

Лин его сожалений не разделяла. Маг, конечно, вредитель тот еще, однако он лишь исполнял приказ. Кому и следовало набить морду, так это жениху любимому за заботу и понимание.

– Ты почему орал «беги»?

– А-а-а… просто тебя не пускали!

– Логика потрясающая. Вим, а то, что твой брат остался бы без невесты, тебя не волнует?

Первый маг только пожал плечами:

– Ты ж его не любишь. Ты Кари любишь, я знаю! – добавил обвинительно.

– Дурачок. – Лин потрепала его по лохматой голове. – Всюду тебе романтика мерещится. Никого я не люблю… так, как хотелось бы. А Кари… сложно объяснить… Он – необыкновенный, потрясающий и надежный. Мой лучший друг, как и Марк. Кари мне очень нравится, нам легко общаться, и я бы не хотела, чтобы с ним случилась беда… Что касается любви… не обижайся, парень, но мне по большому счету все равно, за кого выходить замуж. Я не хочу этого в принципе.

– Лин, я опыт… подросток, а не дурак. Прощаться ты бросилась к определенному «другу», да и извинялась за свадьбу не перед Марком. Или ты пытаешься сама себе рассказывать сказки?

– Это не твое дело. Не бойся, бросаться со стены из-за горькой судьбы не стану. Тем более, кто меня на эту стену пустит… А не углядят, так следом ведь сиганут, придурки исполнительные, ловить. Смотри, как уши наставили! Им и невдомек, что я болтаю о своих чувствах не по глупости, а из вредности. Да и не секрет все это. Мы с принцем уже обсудили сложившееся положение вещей и пришли к приемлемому решению. Только он почему-то решил, будто мне оно не понравилось. Странно, я всегда считала, что подслушивать плохо и стыдно, а здешние даже не краснеют… Э-э-э, охрана, толку сейчас отходить-то – вон Геданиот подходит, сам вас прогонит.

Створки дверей, захлопнувшиеся за принцем, едва не разбили нос главному из мордоворотов, спешившему следом. Лин с некоторым восхищением наблюдала, как жених размашистым шагом пересекает площадь. В его движении чувствовалась какая-то непривычная стремительность – шаг человека, осознающего, для чего он живет и что с этой жизнью делать. И еще Геданиот улыбался – открыто, как радушный хозяин, приветствующий гостя.

При его приближении охрана расступилась.

– Здравствуй. Зачем смущаешь моих воинов? – мягко, совсем не по-гартонски, спросил он.

– А зачем они таскаются следом, как свора собак? – парировала Лин.

– Для охраны.

– Меня? Или от меня?

– О, это мастера на все случаи жизни, – засмеялся принц.

– Я не убегу.

– Клянешься? – сразу же посерьезнел он.

– Уже клялась. И сдержу слово, если не найду лазейку. А если найду, даже армия не поможет. Ты ведь знаешь…

Громилы исчезли, повинуясь едва заметному взмаху руки.

– Знаю. Больше охраны не будет. Еще что-то?

– Вопрос.

– Я не хотел рисковать.

Лин нахмурилась, скрестила руки на груди.

– Чувствуешь, что не прав, раз готовил ответ заранее?

Геданиот согласно кивнул, но раскаяния на его лице она не увидела.

– Мне нужна королева.

– Любая? Любой ценой?

Принц улыбнулся – дружески и без капли насмешки.

– Ты – любой. Мы говорили об этом, помнишь?

– Именно я?

– Да. Злишься?

Лин вздохнула. Еще бы она не злилась! Но какое это имело значение?

– Не умею долго обижаться. Присядешь? Вим, подвинься. Много работы?

– По горло. Представь: последние лет двадцать наша экономика была направлена на развитие армии. Теперь же приходится тратить большую половины казны на прокорм крестьян, разучившихся пахать землю. Смешно… Мой отец держал в страхе Велли, хотя император мог попросту прекратить с нами торговлю и половина этого непобедимого воинства передохла бы с голоду, а другая сдалась бы в плен за кусок хлеба.



Елена Гриб

Отредактировано: 21.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться