Игра в чужую жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 8.1. О сделках и слухах

 

За иллюзии расплачиваются действительностью.

Лешек Кумор

 

Открывавшиеся за колоннами степные просторы казались именно тем, что помогло бы восстановить внутреннее равновесие. Здешние травы вымахали выше человеческого роста. Их не тревожила никакая крупная живность, лишь жужжали мухи, пиликали кузнечики и время от времени проносились небольшие птицы. Солнце находилось в зените, поскольку под крышу-навес почти не проникали его лучи, да и тени были маленькие. Лишь синева, клубившаяся будто сквозь потолок, бросала голубоватые блики на присутствующих.

– Э-эй, малышка, о чем размечталась? Я могу помочь? – издевательский тон Зелины напрочь отбивал охоту любоваться природой. – Что ты делаешь, рья…

– То, что надо, – отрезала Лин, отбросив клинок в сторону и рывком придав богине сидячее положение. – Мы хотим домой.

– И?..

– Ты можешь нас вернуть.

– Нет.

– Я знаю, что можешь. – Лин начала злиться, вспоминая деда Малдраба.

– Разумеется, могу, – раздраженно уверила Зелина. – Но не буду.

– Почему?

– Ты мне не нравишься, принцесса. Это во-первых. Во-вторых, после исчезновения Лана только мне разрешено покидать пределы этого мира. И не делай удивленные глаза! Никогда не поверю, будто хоть кто-то не знает о Лане! В-третьих, ты же не хочешь выпустить на свободу неуправляемых сумасшедших, наделенных огромной силой? Не вскидывайся, речь не о тебе! Я дала слово и не буду его нарушать из-за капризов какой-то принцессы. Могу лишь пообещать не рассказывать своим подопечным о новых игрушках. Это даст вам пару недель отсрочки. Развяжи меня!

Лин удивилась:

– Ты же богиня!

– Ну и…

– Почему бы тебе не освободиться самой?

– Хм. – Зелина попробовала последовать совету.

Получилось – хламида распалась на мелкие клочки.

Лин почувствовала себя донельзя глупо.

– Зачем вообще было меня связывать?

– Не знаю. Так принято делать в подобных ситуациях! А что за сумасшедшие?

Богиня надменно усмехнулась и просветила неучей, смакуя подробности занятной легенды, некогда потрясшей континент. В нынешние времена ее порядком подзабыли, да и в правдивости этой истории многие сомневались, однако…

Лан не стал убивать Первых магов, решив: сила, доступная братьям, настолько уникальна, что уничтожать ее будет преступлением против магии. Долгие годы пленники находились в Странном Лесу, а потом правитель не-людей обратился к богам Двенадцати храмов за помощью.

Он надеялся, что жизнерадостность Зелины поможет братьям полюбить жизнь и перестать стремиться к мировому господству. Но легендарный герой ошибся. Оказавшись в мире, где разумных обитателей было совсем немного, маги начали соперничать друг с другом. Теперь их осталось лишь двое – самых сильных и коварных, ненавидящих все на свете и при этом вынужденных сохранять перемирие.

Они истребили соседей, а богиня отнюдь не горела желанием скрашивать их одиночество. Братья мечтали вернуться в Главный мир, однако знали: возвращение будет недолгим. Но сейчас, когда Лан исчез, Первых магов останавливало одно: найти путь обратно они не могли.

– Если я создам для вас портал, мои ненормальные легко подхватят его и переместятся следом. Хотя… Откровенно говоря, мне плевать, что будет с тем миром. Жаль, клятва связывает руки! Правда, есть исключение… Не радуйся, малышка, вы под него не подпадаете. Ого, твой дружок даже обрадовался. Правильно, мальчик, здесь я тебе уснуть точно не дам!

Кари покраснел. Потом побледнел. И начал пятится к густой траве.

– Чем – ты – ему – угрожала? – четко выговаривая слова, обратилась Лин к богине.

Та попыталась снисходительно поморщиться и сделать вид, будто адресуются не к ней. Не вышло. Трудно игнорировать две пары глаз, находящиеся в непосредственной близости к твоим собственным, одна из которых прямо-таки излучает злость высшей пробы, а вторая, потупившись, смотрит отнюдь не в лицо. И обеим зловредным физиономиям глубоко начхать, богиня ты там, или просто мимо проходила… И магический импульс, способный разметать наглых тварей по окрестностям, никак не хочет выпускаться, словно заклинило его… Или словно он вообще не создался. А пристальный взгляд в злющие карие глаза (вдруг получится!) дает тот же эффект, что и в первый раз, то есть никакого… Нет! Он дает понимание:

– Чужая! – внезапно заорала Зелина, не заботясь о производимом впечатлении.

Казалось бы, чего пугаться? Чужая так чужая, не монстр ведь какой. Но рыжая знала двух чужих, и один из них стал легендой.

У преданий много вариантов, и выяснять с невзрачной девкой, кто круче, богине перехотелось. Впрочем, своим визгом она перепугала самих противников – оба отшатнулись, побледнели… Метаморф чуть ли не впритык подобрался – приглядывается, не обижают ли его обожаемую принцессу. Принцессу, как же! Но чужие тайны Зелину не интересовали – своих хватало.



Елена Гриб

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться