Игра в чужую жизнь

Глава 11.1. О тайнах и правде

 

Все любят разгадывать других, но никто не любит быть разгаданным.

Ф. Ларошфуко

 

Лин внимательно (насколько позволяло отсутствие нормального зеркала) осмотрела себя. Мягкие туфельки из какой-то зеленоватой кожи, платье, подметавшее землю, длинные волосы, корона… Да, ее голову венчала золотая корона, густо утыканная драгоценными камнями! Тонкие руки со светлым загаром, огромный перстень с изумрудом на указательном пальце (он без проблем снялся и перешел в карман Марка – просто так, ради эксперимента), чужое даже на ощупь лицо…

Ничего лучше, чем сесть на пол, накрыться дурацкой светлой гривой и начать скорбеть над своей горькой судьбой, Лин придумать не смогла. Что дальше? Выйти к «папе» и рассказать все как есть? Так ведь точно оборотнем окрестят, не-людским подкидышем… Или к Реху пошлют, для проверки подлинности, благо далеко идти не надо. И парней туда же – чисто для профилактики.

В любом случае о продолжении паломничества речи больше не шло.

Вот как все обернулось – двойник принцессы, ни капли на нее не похожий! Использованный двойник… Невостребованный.

– Кари, что делать? – в растерянности спросил гвардеец.

– А я откуда знаю? – удивился тот.

– Как это – откуда?! Ты тоже меняешься!

– Но я родился таким, понимаешь? Меня учили этому всю сознательную жизнь!

– Так научи ее!

– Как?!

– А тебя как учили?

– Плохо!

– Оно и видно. Оборотень, называется!

– Я ме-та-морф, – с чувством возразил Кари. – Учитель говорил, что спонтанная трансформация должна пройти сама, только не надо волноваться, иначе можно надолго застрять в другом облике…

Несмотря на тревожные мысли, Лин прислушивалась к разговору, ожидая получить если не дельный совет, то хоть какую-то обнадеживающую подсказку. Не волноваться! Ха-ха, и как же, скажите на милость, не тревожиться, когда все летит к черту?

Тем временем метаморф, собрав скудные воспоминания об азах превращения, принялся ее просвещать:

– Во-первых, постарайся вспомнить себя… Например, подумай о своем детстве….

Лин показалось, еще немного – и она зайдется истерическим смехом. Вспомнить! О детстве! А если нечего вспоминать? Правда, за последнее время девушка немного изучила, как ни странно звучит, свои индивидуальные особенности: характер, привычки, предпочтения – все то, что позволяло человеку чувствовать себя полноценной личностью. Этого наверняка будет мало…

Стоп! По опыту Лин знала – лучше всего проблема решается, если от нее отвлечься.

Или развлечься.

– Кари, Марк, можно узнать ваши тайны? – медовым голосом поинтересовалась она.

Хранители не пришли в восторг от этой идеи. Но просьба принцессы сродни приказу командира – хочешь не хочешь, а выполнить придется. Между прочим, для метаморфа Лин еще оставалась Ее Высочеством!

Вымученно улыбаясь, он выдвинулся на передний план. Отражение, явившееся «принцессе», мгновенно исчезло.

Кари приблизился к Зеркалу. Отошел. Гладь камня оставалась такой же черной.

Ну да, какие уж тайны у, если верить Зелине, воплощения Добра?

– Хватит мучить бедный камень – он не покажет того, чего нет! – сказала Лин и задумалась, откуда взялся ее собственный донельзя странный секрет.

Или это было нечто иное?

Вдруг она увидела себя. Настоящую! Неподвижно застывшую в темной глубине. Но радоваться было рано – поверхностный взгляд на свое убранство показал, что зеленое платье никуда не делось, как и длинные патлы.

Заинтересованный Марк сунулся посмотреть, какая страшная тайна заставила метаморфа покраснеть, и на этот раз Зеркало среагировало быстро. Мелькнула яркая картинка, сразу же сменившаяся комнатой с «троном», поскольку Кари не захотел делиться секретами и оттащил гвардейца с линии действия. Одна картинка…

Они все ее видели, но только двое в полной мере осознавали, что там было, ведь откуда метаморфу располагать информацией о судебном праве Веллийской империи? Точнее, о Кодексе императорских палачей? А Лин читала эту книгу, и потом долго возмущалась поразительной жестокости автора, недальновидности издателя и глупости библиотекаря, подсунувшего ей такую мерзость вместо работ по законодательству. Да, возмущалась, пока ей не объяснили, что этот садистский трактат – действующий закон.

Гвардеец набычился. Затравленный взгляд человека, которому нечего терять, готовность отразить удары и злые насмешки… Лин поняла – он знает, что она знает, что он…

– Ого! – уважительно проговорил не подозревавший о сгустившихся тучах Кари. – Так ты, оказывается, большая шишка, раз тебя министры под руки водят!



Елена Гриб

Отредактировано: 21.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться