Игра в чужую жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 16.1. О намерениях и подвигах

 

Человек всегда велик в намерениях. Но не в их выполнении. В этом и состоит его очарование.

Эрих Мария Ремарк

 

Под дверью комнаты Лин ожидали вчерашние стражи, к которым присоединились еще трое из тех, кто стоял у покоев императора. Один из них, выглядевший самым старшим и опытным, обратился к ней, комкая в руках цветную тряпицу:

– Ваше Величество… э-э-э… та красавица, светленькая, сегодня будет?

– Рыжая будет! – выкрикнула девушка, злясь, скорее, на собственную оплошность (это ж надо было так засветиться!). – Разрешаю за ней ухаживать!

Ничего, богиня отобьется, а лишние пять минут покоя «Ее Высочеству» не повредят.

Лин с силой захлопнула дверь, едва не прищемив нос одному из ринувшихся с благодарностью гвардейцев, и с трудом сдержала недовольный возглас. Зелина уже была здесь! Она вольготно развалилась на кровати, напялив на себя то самое зеленое платье, невесть как оказавшееся в шкафу. В компании обоих хранителей – Кари устроился на шатком табурете, Марк невозможным образом прилепился рядом с богиней.

– Ты ж перемещаться не любишь! – вырвалось невольно. – Прочь с моего места!

Рыжая изящно потянулась, умудрившись не спихнуть гвардейца на пол.

– Не-а, рьяска, поздно спохватилась. Мы с этим, – она кивнула в сторону Марка, – пришли к согласию. Он перестает пускать слюни, а я некоторое время наверстываю упущенное исключительно с ним. Понятно объясняю, или расшифровать?

Лин покачала головой.

– В честь чего собрание?

Зелина недовольно приняла сидячее положение.

– Мне показалось, нам стоит обсудить создавшееся положение. Я собираюсь посетить храмы и хочу сделать это вместе с вами. Мальчик, не смотри так удивленно, – обратилась она к метаморфу, – твое мнение не имеет особого значения, а вот наша принцесса при желании может вставлять палки в колеса. Давайте договоримся о временном мире. Что скажешь?

– Ты затеяла новую игру?

Богиня рассмеялась.

– Я? Пожалуй, да. Мне захотелось поиграть в обычную человеческую женщину. А чего добиваешься ты, рьяска? Я даже не спрашиваю, как у тебя это вышло. Мне просто интересно: зачем? Почему ты освободила бога Войны?

Лин опешила. Над такими последствиями обретения Меченосцем тела она не задумывалась. Неужели теперь, став материальным и получив возможность покидать свою обитель (Зелина когда-то говорила – на десятую часть суток), он попытается разжечь войну? Да нет! Бог Войны сам признал, что не воевал. Мародером был… Проклятье, это еще хуже! Но он же увлечен тем плодородным, и в то же время невероятно пустынным миром…

– Меченосец такой же бог Войны, как я – принцесса. В смысле, по характеру не подходит, – быстро добавила Лин, заметив, что Кари смотрит с недоумением. – И не я его освобождала!

Марк хмыкнул.

– Детка, жаль, тебя там не было. Слушай сюда! Нет, постой… История, конечно, не государственная тайна, но и орать ее во всю глотку я не буду. Садись рядом, – он бесцеремонно подвинулся, отодвигая рыжую на противоположный край лавки-кровати. – Постарайся особо не ржать, иначе наш оборотень обидится. Лин, помнишь, ты донимала нас своим нытьем насчет убиения правящей элиты двух стран? Мол, распри начнутся, гражданские войны, грызня наследников, тебя под шумок грохнут? И вообще, негоже людям, даже таким, как наш горячо… хм… император, почивать прежде времени. Мне-то лично эти переживания до одного места. Э-э, дружок, не вскидывайся, я имею ввиду – близки к сердцу!

Слушал я твои причитания, слушал, но не собирался предпринимать что-либо, пока хныканье не подхватил наш не-людь: «Ох, бедная принцесса! Ах, как же ей помочь? Ух, какой я бесполезный!» – думаешь, это легко было выносить? А вскоре в его чернявую голову пришла гениальная мысль тайком проникнуть в Храм Войны и обмотать рукоять Меча Ненависти какой-нибудь тряпкой. Жрецы не стали бы поднимать шум, поскольку все списали бы на их недосмотр. Я немного подумал и согласился – чем Рех не шутит? Может, хоть потом смогу поспать – метаморфам ведь сон необязателен, он мог до самого утра продолжать ныть. Или в одиночку поперся бы, а затем клочки охранников по окрестным кустам собирали бы – договариваться же Кари не умеет!

Ну, сообща решили идти ближе к полуночи, однако тут возникла первая проблема – оставлять тебя без охраны ввиду минувших событий мой напарник отказался наотрез. Сколько я ему ни говорил, что от судьбы не уйдешь, да и подлянки случались только в храмах, – без толку. Правда, нам немного повезло – Его Величество изволил последовать примеру гартонского владыки и обзавелся охраной. Парням не было особой разницы, где сидеть, – под дверью императора или принцессы, а когда я намекнул, что у них есть шанс познакомиться с тобой поближе… Лин, они едва не передрались и условились дежурить парами, сменяясь каждые полчаса. Ладно, это не важно!

Вышли мы, значит, из гостиницы. Топаем к Храму Войны. Темно – хоть глаз выколи, а метаморф прет вперед, как заведенный, поэтому я стараюсь шагать следом за ним. Внезапно его шаги стихают. Я, естественно, тоже останавливаюсь и вижу, как передо мной загораются два переливчатых огонька. Где-то на уровне моего пояса! Знаешь, Лин, мне когда-то пришлось выскакивать из окна дворца в одном сапоге, но и тогда было не так страшно. Сразу вспомнились рассказы о Псах Войны… А оно еще как зашипит: «И-е-м-м-м…», словно уже сжевало одну мою ногу и примеряется ко второй. Затем огоньки поднялись выше моей головы, и этот умник более разборчиво произнес что-то вроде «Пошли уже». Оказывается, у него шнурок развязался, он присел его поправить, а потом решил посмотреть, как там я! Честно скажу – идти дальше сразу перехотелось…



Елена Гриб

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться