Игра в чужую жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 18.1. О власти и последствиях

 

Власть теряет все свое очарование, если ею не злоупотреблять.

Поль Валери

 

Вблизи Проклятый храм выглядел отнюдь не так привлекательно, как показалось вчера. Многочисленные трещины уродливыми шрамами пересекали его стены, мраморные ступени просели на один бок, разбитые окна были припорошены трухой, а на полу лежали осколки витражей.

Натужно скрипнула дверь, приоткрываясь только наполовину. Марк змеей скользнул внутрь, Лин последовала за ним.

Изнутри храм казался гораздо больше, чем снаружи: просторный зал, уставленный по периметру амфорами, среди которых попадались и целые; толстый слой пыли на полу и окружающих предметах; мохнатая паутина, свисавшая с окон и потолка… И множество не тронутых временем зеркал – без пыли, паутины и трещин, в золотой, совсем не потемневшей оправе. Они отражали все, кроме вошедших.

Лин вспомнила, как ее обвинили в незнании своей расы, и решила, что в этом может быть намек. Впрочем, гвардеец на кровопийцу никак не тянул… Да и самой ей кровь была глубоко противна.

А еще зеркала отображали обычный деревянный стул, стоявший на небольшом возвышении у стены. Точь-в-точь как тот, виденный в Зеркале Тайны. И мозаику, изображавшую зверей, птиц, рыб, рептилий, насекомых и прочих представителей животного мира, окруживших этот стул. Назвать его «креслом», а тем более «троном» язык не поворачивался.

Марк легко запрыгнул на помост.

– Иди сюда! – позвал громко. – Представь, отсюда я отражаюсь!

На запыленном возвышении виднелись несколько кусков дерева да кусочки цветного стекла, вероятно, бывшие когда-то красочной мозаикой. Лезть туда Лин не хотела.

Она присмотрелась к зеркалам. Так и есть – гвардеец в них стоял рядом с Троном. Рассматривал картинку на стене. Удовлетворенно кивнул головой – и сел. На здешний Трон Власти.

На настоящий Трон!

«Храмы строили на месте древних капищ, в которых существовала неведомая сила…» – рассказывал Крезин.

И никто реликвию в новый храм не переносил – смысла не было, ведь там она стала бы просто предметом мебели. В теперешнем Храме Славы отнюдь не боги решали, кто имел кровь властителей!

Лин поняла, почему Его Величество был так спокоен. Тот Трон Власти представлял опасность лишь для неугодных, а «принцесса» пока еще нужна империи.

– Стой!

Марк, подошедший, чтобы помочь ей подняться на возвышение, слегка оторопел от крика прямо в лицо.

– Ты здесь? – Она потрясенно указала на ближайшее зеркало.

Тот, кто виднелся в нем, носил одежду тех же цветов, что и гвардеец, и имел похожее телосложение, однако теперь, когда друг находился рядом, Лин сообразила, что ошиблась.

А представление продолжалось. Сидевший на Троне Власти (теперь уже неказистый стул был вполне достойным такого названия – он излучал почти осязаемую необычную силу) взирал на мир покровительственно и благосклонно. Его губы что-то шептали.

– Я первый, – тихо расшифровал Марк. – Я догадался. Мир – мой. Древние глупцы.

Человек из зеркала продолжал говорить сам с собой, не замечая, как стремительно превращается в старика – в того самого сумасшедшего пророка, который встретился им в Храме Славы. В фальшивом храме… А когда он понял, каким стал, принялся разламывать Трон, беззвучно что-то выкрикивая.

– Он кричит: «Я не жертва! Дигавлиро – принц крови!» – пояснил гвардеец.

Картинка прервалась на метаниях свежеиспеченного бога Славы, и все началось заново, будто зеркала запомнили только эту сцену. Впрочем, появление нового бога – событие не из каждодневных…

 – Значит, эта деревяшка когда-то была Троном Власти, – задумчиво повертел в руках обломок Марк. – А тот жуткий пророк в молодости носил цвета империи… И считал себя принцем…

Лин замерла.

– Брось немедленно, – прошептала сдавленно, надеясь, что еще не поздно – тот, показанный отражением, долго сидел, прежде чем умереть и стать жертвой.

Гвардеец опасений не разделял.

 – Да ну, крошка, когда это было? – ответил он и шутливо стукнул девушку по лбу куском Трона.

Закружился вихрь, выметая пыль и паутину. Разноцветные стеклышки поднялись в воздух и начали укладываться в мозаику. Трещины на стенах зашевелились, смыкая свои края и разглаживаясь. Храм Славы ощутимо тряхнуло, словно он переменил положение. Входная дверь тихо распахнулась до конца. Новехонький деревянный стул появился в центре помоста.

А в храме раздались слова, совершенно неуместные в подобном месте. Впрочем, Лин всего лишь объяснила Марку, куда ему следует деть свои руки, если в следующий раз он захочет схватить реликвию, Кари – чем заняться, когда на горизонте появится незнакомый предмет, а вот Лан развернул фантазию, описывая, как именно можно последовать предыдущим рекомендациям. Гвардеец даже не огрызался, полностью признавая оплошность.



Елена Гриб

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться