Игра в чужую жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 19.1. Об огне и истине

 

Знакомая истина неприятна.

Марк Твен

 

В Храм Огня паломники прибыли поздним вечером. Здесь их не ждали, поскольку гонца вперед не послали ни веллийцы, ни гартонцы, понадеявшись друг на друга. Естественно, начался переполох.

Срочно подняли с постели настоятеля – громадного, словно медведь, и столь же волосатого мужика самого что ни на есть разбойничьего вида, даже с повязкой на левом глазу. Он, как любой нормальный мужчина, в хозяйстве понимал ровно столько, чтобы сообразить разбудить слуг. И поехала свистопляска!

Слуги и жрецы в наспех натянутой одежде (чаще всего навыворот) носились как угорелые, пытаясь сообразить, куда кого поселить. В результате две служанки чуть ли не силком впихнули в одну кровать императора и короля, посчитав именно ту комнату единственной достойной для первых лиц государств. Разумеется, ни тот, ни другой в восторг не пришли, еще больше усугубляя суматоху своей грызней.

Лин благоразумно осталась в стороне.

Храм Огня имел прекрасные конюшни – огромные, чистые и полупустые, поскольку вмещали они сейчас лишь лошадей прибывших. Устроив свою чудную лошадку в самом дальнем стойле, девушка примостилась рядом, гладя мягкую шерсть.

Вопреки мнению знатоков, странный зверь прибежал к ней не из Стада. Вернее, он был создан для Стада, но не прижился среди «нормальных» сородичей, держался в стороне и присоединился к новым спутникам, которые не шарахались и не визжали при его приближении.

Кари уверял, будто эту лошадь нарисовала Лито – богиня-ребенок из Храма Воздуха. Сумасшедший Дигавлиро совсем не занимался настоящим Храмом Славы, считая его, как и люди, проклятым. Соответственно, за Стадом никто не приглядывал, и кони понемногу исчезали. Почему? Данное явление не считали проблемой, достойной изучения.

И все же однажды Лан попросил Лито, которая имела дар одушевлять свои рисунки, создать несколько волшебных лошадей. Девочка успела нарисовать только одну, а потом вампир чуть ли не на коленях умолял ее прекратить – то, что создала детская фантазия, вызывало ужас даже у правителя Старилеса! А еще малышка забыла придумать коню пол… Это заметил Марк перед самим въездом в Храм Славы – при первом взгляде в глаза бросались иные необычности.

Как звали эту лошадку, метаморф вспомнить не смог, поэтому Лин придумала ей новое имя – Рино, сокращенное от клички Рисунок. Сообща решили считать зверюшку кобылой – не говорить же «оно»?

Освободившись от всадницы, лошадь убрала «седло» со спины и «стремена» с боков, и теперь вольготно развалилась на спине, разбросав лапы в стороны – совсем как играющая собака. Звезды на ее брюхе тускло мерцали при слабом свете лампы.

– Похоже, несчастному ребенку в детстве не разрешали щенка. – Эльф подошел почти неслышно, заставив Лин подпрыгнуть от неожиданности. – Очень печально… Ты одна?

Девушка обвела взглядом небольшой загон, в котором они находились.

– А что, не видно? Впрочем, здесь есть Рино, с десяток пауков, пара дюжин спящих мух, несколько семей древоточцев… Продолжать?

Дисон коротко улыбнулся:

– Не стоит. Я и хотел поговорить с тобой наедине.

Она насторожилась.

– О чем?

– О жизни, – прозвучало довольно жестко. – Девочка, ты уже прошла пять храмов. Еще семь – и закончится как Паломничество, так и твое существование. Надеюсь, ты понимаешь: когда на кону такой куш, все обещания императора – пустой звук, пусть даже сам он искренне в них верит. Поверь мне, глупышка! Садись на свою лошадку и живи, сколько сможешь.

Лин изумленно подняла бровь. Ничего нового эльф не сообщил, но неужели он советовал бежать? Лучший друг императора предлагал ей мысленно показать Его Величеству шиш и смотаться в неизвестном направлении? Или веллийский двор затеял операцию «Сбежавшая невеста»? В любом случае ничего хорошего из этого не выйдет.

– А как же Марк? – с трудом выдавила она.

– Я смогу уговорить Малдраба ограничиться ссылкой, – уверенно заявил Дисон.

– А-а… Кари?

– Он вернется на родину со всеми подобающими почестями, – словно припечатал эльф.

– А Велли, спасение отечества, гартонское иго?

Собеседник досадливо поморщился:

– Девочка, мне казалось, ты гораздо умнее и не захочешь отдать жизнь за чужую страну, народ, идеалы. Или это была шпилька в мой адрес? Тогда не утруждайся, я последние лет сто равнодушен к подковыркам. Что касается моих мотивов… Тебе их не понять. Поэтому не ломай голову понапрасну, а уезжай отсюда, пока есть шанс. – Он немного помолчал. – Знаешь, почему я пришел к тебе именно сейчас? После Очага Истины ни у кого не останется сомнений в том, что ты – не настоящая принцесса. В Храме Огня открывается истинная суть человека, то, кем он является на самом деле.

Император может считать, будто Паломничество – пустая формальность для приручения гартонцев, но Грайт верит в знаки, посланные богами. Представь, что будет, когда король увидит: невеста его сына в своей сущности – простая рабыня, в лучшем случае – крестьянка? Не надо обольщаться, Лин, – эльф покачал головой, – принцессой ты раньше быть не могла. Поверь, кровь правителей всегда чувствуется! Даже будь ты законнорожденной дочерью самого Малдраба, Очаг выдаст: властвовать – не твой удел. И не смотри на меня с укоризной, я говорю правду.



Елена Гриб

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться