Игра в чужую жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 21.1. О фантазиях и откровении

 

Фантазия человека ограничена только рамками его совести и ума.

В. Борисов

 

Его Храм был построен у истоков Светлы – самой длинной реки континента, бравшей свое начало в каменистых пустошах и постепенно наполнявшейся водами многочисленных притоков. В Море Спящих она впадала полноводным потоком, по которому спокойно ходили корабли даже из Грея, столицы Гартона. Веллийские и клусские торговцы тоже частенько привозили в стольный град товары – и неизменно получали немалую прибыль. Порой в дельте реки бросали якоря и суда не-людей.

Однако судоходной была лишь гартонская часть Светлы, а у храма она больше смахивала на дождевой ручей, стремительно обегавший крупные валуны.

Легенды утверждают, что раньше, еще до постройки первого из Двенадцати храмов, река вытекала из большого соленого озера, именовавшегося Морем. Позже оно исчезло, оставив после себя полную камней низину. Многие из них имели причудливую форму, в которой при некотором старании угадывались драконы, василиски, зубастые рыбы и… люди. Да, здесь всегда можно было увидеть какого-нибудь менестреля, черпавшего вдохновение в удивительных фигурах!

Его Храм построили из местного желтоватого камня. Впоследствии здание облицевали блестящей золотистой плиткой, стены изнутри завесили коврами, раскрасили когда-то грязно-желтые статуи. Он считался главным богом, самым сильным и самым могущественным.

Мать-рабыня не дала Ему имени, подарив свободу. И обрекла на вечное одиночество – безымянные считались изгоями и даже между собой не общались. Они были вне законов человеческих и божьих – их попросту не существовало как людей. От недоброжелателей не имеющих имени спасала репутация диких зверей – известно ведь, когда нечего терять, борются до последнего.

Каста безымянных сохранилась до сих пор. Все еще находились невольники, желавшие для своих детей пусть и полной опасностей, зато свободной жизни. Дети изгоев пополняли их ряды – нет-нет, да и случались пары средь отверженных.

Он стал богом и никогда не жалел об этом. Даже те, кто забил его камнями у Стены Откровений, спокойно встретили старость – бог не мстил. Как ни парадоксально звучит, но Он начал наслаждаться жизнью лишь после смерти. Не было больше плевков в лицо и выплеснутых на голову помоев, не было площадной брани за само его присутствие… Он получил почтение, уважение и власть. Те, кто никогда бы не удостоил его взглядом, не считали зазорным пасть перед Ним на колени.

И Он был настоящим богом. Не могучим созданием, привязанным неведомыми силами к конкретному месту, а тем справедливым и мудрым покровителем, о заступничестве которого мечтал с младенчества. Богом, которому молилась бы его мать, будь она еще жива…

Он никогда не карал. Только миловал.

Потому что Стена Откровений отворяла перед человеком такие глубокие и ужасные потемки его души, что впору повеситься без утешительных слов того, кто ведал человеческой совестью.

***

– Наверное, нет смысла просить тебя остаться? – подвела итог почти двухдневному спору Лин.

Суть полемики заключалась в том, что девушка категорически противилась участию метаморфа в предстоящем обряде. Он и так ходил как у воду опущенный, и пускать его к пробуждавшей совесть реликвии было бы бесчеловечно. Впрочем, Кари имел собственное мнение на этот счет, разительно отличавшееся от воззрений Лин, и следовать ее советам не собирался. А Марк попросту высмеял аргумент «душевные терзания».

Метаморф рассеянно кивнул, явно думая о чем-то своем. Да и поздно уже было давать задний ход…

Шумени и Димап (Главная жрица и Главный жрец Его Храма) заговорили разом, не сбиваясь ни на один звук – сказывалась многолетняя тренировка по произношению ритуальных фраз.

– Хранители, возьмите Ищущего за руки, – в их равнодушных голосах не проскальзывало даже тени эмоций.

Парни добросовестно вцепились в ладони подопечной – клещами не оторвать. Лин скосила глаза – чуть в стороне с мученическим выражением лица терпел такой же произвол Геданиот. Она немного посочувствовала ему, ведь потомственному воину не пристало ходить, словно малышу на прогулке. Да еще перед подчиненными… Нет, разумеется, все понимают, обряд есть обряд, но в будущем принца ожидало немало шепотков за спиной.

– Ищущие, закройте глаза, – наверно, так произносили слова зомби, отвечая на вопросы некроманта.

Лин слегка прищурилась, справедливо рассудив, что от ритуала не убудет, а ей встречать неведомое в полной тьме тоже не с руки. Тем более, стояли они лицом к Стене и этот факт вызывал неприятные ассоциации.

Возле принца возникло небольшое перешептывание – его хранители настаивали на точном исполнении инструкций. Лин мысленно улыбнулась – своих спутников она успела отучить от столь трепетного отношения к правилам. Даже Кари лишь вопросительно хмыкнул и не стал задавать дурацких вопросов.

– Хранители, закройте глаза.

Теперь пришла очередь парней старательно делать вид (интересно, перед кем таким озабоченным соблюдением традиций?), будто слегка опущенные ресницы означают сомкнутые веки. Зато Геданиот смог подмигнуть ей без укоризненных тычков в спину – его хранители привыкли выполнять приказы.



Елена Гриб

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться