Игра в чужую жизнь

Глава 22.1. О предательстве и легендах

 

Легенда всегда берет верх над историей.

Сара Бернар

 

Лин все же окликнула Пленницу Грез. Не для того, чтобы после не мучила совесть, нет – всего лишь хотела убедиться, что вокруг противников нет заслона, подобного тому, помешавшему освободить прикованных парней.

Снежа раздраженно обернулась на звук, вероятно, посчитав, что «льдиной» ее назвала несдержанная на язык Зелина. И вместе с сестрами провалилась в зыбучие пески.

Кари мигом сориентировался в ситуации. Одним мощным движением он вытолкнул Марка гораздо дальше пресловутого прямоугольника, из которого им, согласно спору, предстояло выйти, и прыгнул следом. А миг спустя беловолосая, оставив сестер, в ярости неслась к Лин. Вот только все ее атаки разбивались о невидимый колпак, единственным предназначением которого была защита от Снежи. Девушка пожалела, что сразу не смекнула такую простую вещь.

– Они вышли. Я выиграла, – Лин говорила с трудом, горло словно протерли наждачной бумагой. Но, как ни странно, в целом на самочувствие грех было жаловаться.

– Тебе помогли. Это не по правилам. – Пленница Грез быстро приходила в себя после неслыханного поражения.

– Считай, что помощницу придумала я, когда ты оставила меня умирать.

Снежа зло улыбнулась:

– Предлагаю второй заход. Победитель поучает все, побежденный – смерть. Ну?

– Ты начала нечестную игру, госпожа, – раздался тихий незнакомый голос у них за спиной. – Даже я не могу покончить с тобой. Они уйдут.

На прекрасном холодном лице отразилось презрение.

– Скатертью дорога. Но человек останется мне. Он – не паломник! Ты же не думаешь, что сможешь тягаться со мной, Безымянный?

– Разумеется, я так не думаю, – покладисто согласился Он. – Я это знаю.

В Его мягком голосе звучала твердая уверенность, и даже Лин, относившаяся ко всему скептически, ему поверила. Он не пытался пугать, нет, Он сообщал информацию, предоставляя слушателям самим делать выводы. Зачем угрожать, имея в арсенале реальную силу? В том, что за время своего божеского существования Он вполне освоил управление магией этого мира, никто не сомневался.

Снежа не решилась на стычку. Презрительно хмыкнула, сохраняя лицо, и предупредила:

– У них есть время до заката. Успеют – я отступлюсь, нет – ты не станешь на моем пути, бог. Это честный договор.

Лин поморщилась. К договорам она уже давно не испытывала доверия, хоть сама старалась держать слово. А сейчас… Ха, Он будет наблюдать, Снежа – строить козни, вот и весь договор.

Бог согласно кивнул, не оставив шансов:

– Тьма – вотчина Пленницы. Когда она наступит, вам никто не поможет. Надеюсь, в мире грез больше не прольется настоящая кровь. Перед тем, как вы отправитесь, хочу дать совет: только тот, кто первым прошел сквозь Стену Откровений, имеет здесь Силу. Только он считается паломником! И еще – Стена не разбрасывает прибывших далеко. Учтите это. Помните, до заката вы в безопасности, об этом позабочусь я.

Он растворился в воздухе, оставив после себя легкий запах озона, на миг позже Снежи.

– Простите, – тихо сказала Лин, не обращаясь ни к кому конкретно.

Ответом послужили две пары вытаращенных глаз.

– А… Это… За что? – первым пришел в себя Марк. – Тебя вроде ж по голове не били?

Она неопределенно кивнула, остро чувствуя вину. Впервые кто-то всерьез на нее рассчитывал и ошибся… Дело даже не в том, что Снежа расправилась с ней, играя. Нет, позора тут не было. Но Лин понимала: она могла победить! Если бы сумела…

На воображение девушка не жаловалась, а в ее мире существовало много разных штучек, перед которыми спасовала бы Пленница Грез. Ну почему вместо того, чтобы распылить противницу на атомы с помощью какой-нибудь ядерной боеголовки, она измышляла гуманные способы обездвижения зарвавшейся богини и ее сестер? На карту же была поставлена не просто победа – решалась судьба друзей! Точнее, одного друга… не в том суть!

Откуда взялось это глупое чрезмерное человеколюбие? Да еще так не вовремя? А ведь Лин казалось, она навеки запомнила главное правило этого мира: бей первым, изо всех сил, второго шанса не будет!

Словно измываясь над собой, она вспоминала прошлые случаи, когда неведомо с чего жалела тех, кто заслужил если не смерти, то хорошей порки. Как же ей хотелось причинить боль императору! Заставить его страдать, поиграть на нервах, потом тихо подойти и объявить, мол, вы, Ваше Величество, меня ни в грош не ставили, так поделом же вам. Но нет, позлилась на горячую голову, а затем вдруг увидела вместо надменного самодура запутавшегося в собственных проблемах старика, пытавшегося не плясать под чужую дудку.

Представляла медленную и мучительную смерть Геданиота, а когда выпал шанс – не смогла… И теперь довеку будет благодарна ему за Сад Сердца!



Елена Гриб

Отредактировано: 21.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться