Игра в чужую жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 28.1. О силе и сожалениях

 

К сожалению, на этом свете каждый имеет свою точку зрения, мешающую ему видеть точку зрения другого.

Александр Дюма

 

– Крезин, ты спишь? – Тихо постучался к советнику император.

– Нет, Ваше Величество, – столь же негромко прозвучало из-за двери.

– Почему? – требовательно продолжил допрос Малдраб Четвертый.

Ответа не было довольно долго.

– Э-э-э, бессонница, Ваше Величество, – слегка запинаясь, выдал Крезин.

– Так я войду?

– Входите, – донеслось удивленное разрешение – раньше в подобной деликатности правитель замечен не был.

Император едва приоткрыл дверь, протиснулся в образовавшуюся щель, внимательно осмотрелся и, словно опытный заговорщик, поинтересовался:

– Здесь можно говорить?

Ничего не понимающий советник утвердительно кивнул.

– Я отправляюсь в столицу, – сухо проинформировал Малдраб. – Через полчаса сюда придет придворный маг, чтобы создать портал. Все должно проходить в строжайшей тайне. Если я не вернусь до утра, ты остаешься за главного. Полагаю, в твоих полномочиях никто не будет сомневаться, но все же держи документы. – Он протянул собеседнику несколько листов пергамента. – Осторожно, там еще печати не совсем просохли.

– Что-то случилось? – забеспокоился Крезин.

– Дисона слишком долго нет. Подозреваю, с моей дочерью что-то… что-то не так. Прости, друг, я понимаю, что взваливаю на тебя большую ответственность, но мне необходимо самому убедиться…

 – А вдруг эльф просто загулял? – попытался утешить императора советник. – Или не хочет возвращаться в здешнее захолустье?

– Тогда вернусь до рассвета с ушами этого эльфа. Чуть не забыл: если у двойника хватит ума хлебнуть из Чаши Мудрости, не останавливай ее.

– Что?.. Почему?!

– Не останавливай ее. Зря мы вмешались в судьбу. Пусть теперь все идет своим чередом.

– А свадьба?

Его Величество долго молчал. Наконец ответил, не глядя на советника:

– Она сама выберет. Если выживет. Я – запрещаю – вмешиваться – в – судьбу, – приказал, будто выталкивая из себя каждое слово. – Это расплата…

***

Храм Неба предстояло посетить ночью. Из Грея пришло пожелание быстрее заканчивать с храмами, дабы коронация прошла в двадцать пятый день Поры Паломничества (донельзя благоприятный, если верить астрологам), причем перед этим событием Геданиот планировал провести свадебную церемонию.

Гартонский маг получил распоряжение сразу же после обряда переместить «невесту» в Храм Всех Рас, а после рассвета – в столицу, к «жениху». Чем объяснить такую поспешность, а также стремление принца надеть венцы вместе с женой, Лин не знала, как и не предполагала, что в данной ситуации выкинет Малдраб Четвертый. Если она правильно поняла, Маргалинайя пока была на сносях…

Девушка не сомневалась: лично ее эти неприятности не коснутся, ведь Его Величество еще не рехнулся окончательно, чтобы делать из какого-то двойника гартонскую королеву. Правда, спешка немного ломала планы побега из двенадцатого храма. С другой стороны, в Гартоне, стране светловолосых и голубоглазых людей, больше шансов, что никто не обратит внимания на миленькую горничную, выскользнувшую из комнаты принцессы.

Да, от второго облика пользы оказалось куда больше, чем Лин считала! О Марке позаботится Зелина, а Кари… Кари набрался достаточно опыта, чтобы выжить. И вообще, с какой стати Геданиоту приглашать хранителей в Грей?

Ни она, ни метаморф так ни разу и не заговорили о событиях той памятной ночи у Тролорки, хоть не-людь теперь глаз с нее не спускал. Богиня Жизни признала, что труп, оставшийся лежать на берегу, раньше был Первым магом Ванисом. А смешной парнишка, постоянно вертевшийся рядом, – Ангас, его младший брат, не менее опасный… И, кажется, с недавних пор тоже мертвый.

Относительно же ночного посещения храма – на самом деле его название звучало как Храм Звездного Неба, а сокращение лишь искажало истинную суть святилища.

Высоченная башня была облицована темно-синей керамической плиткой, на которой сияли золотом звезды и две луны – Рун и Рунна, неразрывная парочка. Время от времени плитку приходилось подновлять, ведь среди пилигримов считалось дурным тоном побывать в храме и не захватить с собой крошечный кусочек необычной стены. Внутри башни находилась только лестница, от одного вида которой начинала кружиться голова.

Жрецы Храма Неба, несмотря на вечные пререкания с посетителями, были все как на подбор жизнерадостными живчиками, и в общении с ними Лин чувствовала, что ее опасения отходят на задний план. Однако когда ей передали послание Геданиота…

Девушка сразу же бросилась искать императора, полагая, что тому будет не с руки проводить обратную подмену в гартонской столице, но смогла найти лишь Крезина, уныло сообщившего, что Его Величество в отъезде. Лин спросила, каково его мнение о внезапном пожелании принца. Советник ответил, что Малдраб сам с ней поговорит. Она напомнила о строке действия договора. Крезин рассвирепел и с нажимом повторил, что все вопросы будет решать правитель. Девушка не стала настаивать (все равно правдивого ответа не дождалась бы). Она удалилась, громко стукнув дверью и напоследок сообщив, что несказанно рада сокращению периода «сотрудничества» на целую неделю.



Елена Гриб

Отредактировано: 22.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться