Игра в Любовь

3. Людям свойственно меняться

 

POV Кира

 Придя домой, я застала брата спящим на диване. Укрыв его пледом, я пошла на кухню, погреть чай, аппетита совершенно не было. Переодевшись в домашние спортивные брюки и футболку, я стала замазывать лицо мазью.

- Ай, больно, - все из-за этого идиота и его идиотки.

Сегодня Екатерина Витальевна дала мне аванс. Была подработка на свадьбе. С тех пор, как погибли наши с Мишей родители, я, можно сказать, осталась одна. Миша старше меня на семь лет. Когда в прошлом году родители попали в аварию, он спустил все деньги, что родители откладывали на "черный день" в казино и на выпивку. С работы его уволили. Еды, можно сказать, не было. Тогда я решила найти работу. Я уже была в отчаянии и готова была идти хоть разносчиком пиццы, но тут, уже ни на что и не надеясь, я пришла в клуб Екатерины Витальевны. Она сразу меня предупредила, что работать придется в полную силу. Я и не возражала.

Выпив чая, я позвонила Лиде. Лида – это моя школьная подруга.

- Привет, Кирчик. Чего так поздно?

- Привет. Да скучно стало.

- Опять Миша чудит? Приходи ко мне.

По голосу было слышно, что она напряглась. Она всегда тараторит, когда волнуется.

- Нет, все в порядке. Он спит. Просто одна дома. Грустно стало. Ты прости, что я тебе позвонила, ты же знаешь меня, - постаралась сказать максимально веселым голосом.

- Конечно, Кирка. Ты если что звони. Обещаешь?

- Конечно. Спи, давай иди, - улыбнулась я и положила трубку.

Мой взгляд зацепился за фото на стене. Это фото было последним, где мы всей семьей вместе. Миша с папой делают шашлык, а мы с мамой стоим рядом. По щекам потекли слезы. Как же мне их не хватает. Их и Мишу, того, который будто погиб вместе с ними. Потому что я не верю, что мой Миша, который продал свою приставку ради шоколадки болеющей сестренке, на которую сам заработал в пятнадцать лет, мог так просто взять и продать мамину золотую цепочку, которая осталась мне, и папины золотые часы. Взяв деньги, я положила несколько тысяч в кошелек, а остальные понесла в свою комнату. Возможно, кто-то осудит: как можно прятать деньги в собственном доме? Можно, если твой брат бывший игрок. А игроков, как правило, бывших не бывает.

Осталось совсем немного. Я подсчитала, и уже через два месяца я смогу поступить в музыкальный колледж.

Достав из-под кровати неприметную картонную коробку из-под почтовых посылок, я открыла ее и впала в ступор. Пусто. Абсолютно ничего. Я просидела так около пяти минут, пока из прострации меня не вывел охрипший голос.

- О, Кирка. Поесть что-нибудь сделай. Я голодный, как волк.

- Миша, куда ты дел деньги?

- Какие деньги? Сама знаешь, у нас нет денег.

- У нас нет. Где деньги, которые лежали в этой коробке?

- Отлично. Брат ходит со старой мобилой который год, а она деньги по углам тарит. Воспитали, ничего не скажешь, - я с детства могла распознать, когда он лжет. Вот и сейчас, он смотрел по сторонам, но только не на меня.

- Я тебя ненавижу! Ты все для этого делаешь! Знаешь, сейчас, как никогда, я очень жалею, что не оказалась с родителями в той несчастной аварии, потому что тут мне еще хуже. Я знаю, тебе больно, но мне тоже не легче. И вместо того, чтобы как-то начать жить заново, ты убиваешь все хорошее, что было. Ты изменился.

- Людям свойственно меняться. Так что там с едой?

Больно. Я ему говорю все, что меня волнует за последнее время, а он вместо: «Прости, сестренка», или «Давай поговорим, сестренка» сводит все к себе.

- В холодильнике. Разогреешь сам, - и пока не разревелась, вышла из дома. Как же хорошо, что Лидка живет в соседнем подъезде. Я позвонила в дверь, и мне открыла Анна Борисовна – бабушка Лиды.

- Здравствуйте,- улыбнулась я.

- Здравствуй, Кирочка. Давно видно не было. Проходи.

Как жаль, что у меня не осталось никого кроме брата, ни бабушек, никого.

Пройдя в комнату, я увидела Лидку за ноутбуком.

- Ну и чего глаза на мокром месте? Так, стоп! А это что? - она увидела мою разбитую губу.

Я рассказала ей все о встрече в клубе с этим Дэном, о Полине. О Мише и деньгах.

- Вот скотина!

- Не надо, Лид.

- Как не надо? Ну, вот как, Кир? Ты пашешь, а он все просаживает!

- Ну и что? - я пожала плечами и смахнула слезы. – Я ведь его все равно люблю. Он мой брат!

Проговорив еще полночи, мы уснули.



KoooTuK_B_KeDaXXXX

Отредактировано: 11.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться