Игра в самозванцев

Глава 1. Сообщники

В то памятное сентябрьское утро я проснулась поздно. Впервые за долгое время приснилось прошлое, похороненное в глубине сознания. Парень с белокурыми волосами касался губами моей шеи. В перерывах между поцелуями он уверял, что мои родственники оторвут ему голову за подобную вольность до свадьбы. Я смеялась в ответ. Свадьба! Как же потрясающе это звучало!

Впереди ждала длинная безоблачная жизнь…

…Открыв глаза, я с трудом прогнала полустершийся образ, не имеющий ничего общего с нынешней жизнью. Ничего общего со мной. С обеими версиями меня: той, кем я была последние восемь лет, и той, в кого превратилась сейчас. Я лежала и лежала, ощущая полуобнаженным телом шелк дорогих простыней. Цветочные боги! Мне никак не удавалось заново привыкнуть к этому ощущению. Как и к давным-давно забытому миру роскоши и беспечности. А следовало бы! Нельзя совершать ошибок. Особенно сейчас, когда дело профессора Лиира у всех на слуху.

- Подъем! – велела я себе и вскочила с кровати.

Взгляд в зеркало в ванной комнате вызвал дрожь. Прошло два месяца с гибели «создателя» и три со дня моего второго рождения (или третьего, если быть честной), а я продолжала пугаться отражения. Хотя двадцатилетняя красотка Релия Георгин - шатенка с небесными глазами - гораздо больше походила на меня настоящую, чем побитая жизнью блондинка-бродяжка со шрамом на пол лица, которую нашёл в притоне Гарик Руд - один из погибших пособников профессора Лиира. Но та настоящая – наивная богатая девочка – умерла слишком давно. Она отчаянно сопротивлялась воскрешению.

Я на скорую руку приняла душ, отказав себе в удовольствии подольше постоять под тёплыми струями, как это делала в первые дни в пентхаусе. Облачилась в легкие кремовые брюки и футболку с вышитыми розами. Собрала влажные волосы в куцый хвост. Уселась с ногами в кресло в гостиной и включила личный экран, одним нажатием кнопки превратившийся из карманного варианта в книжный.

В новостном топе снова лидировал почивший мучительной смертью профессор. Ифф Нарцисс – тот самый блогер, раскрывший тайну Лиира, умудрился раскопать очередные сведения. Он нашёл бывшую подружку Гарика Руда. Девица с мозгами не дружила. Но сама того не ведая, приоткрыла завесу новой тайны. Однажды её кавалер, перебрав в баре, признался, что шеф ненавидит роботов, поэтому он – Руд – мечтает покрыть железяк человеческой плотью.

Дура-подружка не воспринимала болтовню Руда всерьез. Ни тогда, ни сейчас. Но Нарцисс напрягся и задался вопросом в утренней записи в блоге: не создавали ли в лаборатории профессора Лиира ещё и запрещенных агрегатов, один в один похожих на людей? Его статью цитировали другие сайты, информация множилась в геометрической прогрессии. Правда, большинство пользователей в комментариях высмеивали выводы Нарцисса.

- Проклятье! - возмутилась я, в сердцах стукнув ладонью по мягкому подлокотнику кресла. - Сим! Катись сюда! Немедленно!

Прислужник – обыкновенная железяка, покрытая искусственной кожей – выкатился из соседней комнаты, едва слышно жужжа колесами. Он давно стоял там, ожидая распоряжений. У него, как и всех агрегатов, был серийный номер, считавшийся позывным. Но мне с детства нравилось придумывать роботам имена. В моем понимании, это их очеловечивало.

Ну-ну. Кто бы знал...

- Что прикажете, госпожа Георгин? - поинтересовался Сим услужливо.

Внешность роботу досталась смазливая: светлые волосы, серые глаза, чуть заостренные черты. Но в облике не было ничего человеческого. Ни намека на эмоции. На лице навечно застыло услужливое «механическое» выражение.

- Когда ушёл Квентин? - спросила я, перелистывая страницы с комментариями. Раз моего «слуги-иностранца» нет в наличии, стало быть, он покинул пентхаус.

Но прислужник дал неожиданный ответ.

- Господин Квентин не уходил. Он в спальне. Не один.

Я чуть не выронила экран.

- С кем?

- С неизвестной дамой.

- Ух! - у меня едва пар из ушей не повалил.

Это всё идиот Руд! Перепутал каркасы роботов. Вместо прислужника взял основу угодника! В смысле, подвида роботов, с большим успехом используемых в эскорт-службах и угодных домах. Позже Квентина, покрытого человеческой плотью, пытались перепрограммировать, снабдили массой новых возможностей. Но против природы, то есть, родного железа, не попрёшь. Обычно я закрывала глаза на похождения Квентина. Но приводить девиц в мой дом?! Так мы не договаривались!

Дверь спальни «слуги» я открыла с ноги. И замерла на пороге. Любовники лежали на кровати, едва прикрытые простыней. Золотистые волосы девицы разметались по мускулистой груди почти человека. Большая часть одежды валялась на полу, лишь один предмет женского гардероба сиротливо свисал с люстры.

Незнакомка первая отреагировала на громкий звук. Села и изумленно уставилась на меня, стоящую в дверях, уперев руки в бока.

- Вон из моего дома! - приказала я грозно.

- А вы, собственно, кто? - с вызовом поинтересовалась рыжая нахалка.

С вызовом? Угу. Не на ту напали.

- Его жена, - я кивнула на Квентина, приоткрывшего один синий глаз и не спешившего принимать участие в женских разборках.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 02.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться