Игра в самозванцев

Глава 2. Черная Лиса

Порог районного отделения службы безопасности я перешагнула с тем же чувством, какое испытывали жертвы, поднимающиеся на эшафот. Слишком много воспоминаний жужжало в голове мерзким роем. Как меня втаскивают в точно такое же помещение – беспомощную, с разбитым в кровь лицом. Как бездушно кидают в камеру. Как щёлкает кодовый замок...

Я тряхнула головой, прогоняя картинки из прошлого. Впереди непростой разговор. Возможно, Тим - шестёрка. Но он не новичок. Хватит опыта, чтобы уловить фальшь, если я, поддавшись эмоциям, проявлю неосторожность. Ему нельзя догадаться, что в теле двадцатилетней нахальной девчонки живёт душа на семь лет старше, повидавшая столько мерзости, что Релии Георгин не снилось.

Для встречи с инспектором я выбрала строгое платье цвета молочного шоколада и сапоги того же тона на плоской подошве. Распущенные волосы едва касались плеч. Длинную чёлку то и дело задевали ресницы, накрашенные тушью естественного черного цвета, недавно снова вошедшего в моду.

Ислан Тим предложил устроиться на жестком стуле возле своего стола в общем зале. Личный кабинет у инспектора отсутствовал. Следовательно, он не ведущий сотрудник. Проводит опросы свидетелей по поручению более счастливых коллег, поднявшихся выше по карьерной лестнице. Впрочем, расслабляться рано. Даже мелкий хищник волею обстоятельств умудряется поймать крупную добычу.

Насторожил и стол Тима. Никаких личных вещей, вроде фотографий или статуэток. Только экран на подставке и безликая тёмно-синяя чашка. Этот человек не станет ходить вокруг да около и тратить время на не относящиеся к делу вещи.

- Расскажите, как вы познакомились с Гариком Рудом? - в лоб спросил инспектор, не предложив ни чая, ни воды.

Я усмехнулась, глянула с лёгким вызовом, как женщина, знающая силу притяжения внешности.

- Это не было знакомством в привычном понимании, - протянула я. - Мы встретились на вечеринке. Из тех, где не принято называть имен. Вы понимаете, о чём я. Мы много танцевали и мало разговаривали.

- А потом уехали вместе в закрытую зону. Не так ли?

Я развела руками. Мол, поймали. Но, разумеется, я была готова к вопросу.

Закрытой зоной называли район Небесного Ириса без видеонаблюдения. Туда ездили развлекаться. Точнее, отрываться по полной программе. В клубах или угодных домах, владельцы которых редко играли по правилам. Предлагали нелегальные услуги и товар, вроде дурманящих препаратов и стимуляторов. Правительство закрывало глаза на этот злачный уголок, а Служба безопасности устраивала облавы только после серьезных происшествий. Горожане, отправляющиеся в закрытую зону, отвечали за себя сами и обычно не жаловались, если нарывались на неприятности.

- Да, мы с новым знакомым провели вместе ещё какое-то время. Но занимались, поверьте на слово, не разговорами. В том районе много угодных домов. Главное, платить, и предоставят хоть комнату, хоть... - я закатила глаза, предлагая Тиму самому додумывать конец предложения.

- Что произошло потом?

- Я вернулась домой. На личном лёте. За руль не садилась. Включила автопилот.

Проверить версию было и легко, и сложно. Записи камер лётных зон покажут, что транспортное средство гламурного розового цвета благополучно приземлилось на крыше пентхауса и въехало в личный гараж. Но кто вышел из лёта, инспектору не узнать. На самом деле, Релия Георгин в тот вечер не возвращалась. По причине собственной смерти. На её лёте, соблюдая конспирацию – то бишь затемнив стекла, в дом прибыл Гарик Руд, а утром улетел за пределы Дола, где след терялся.

- На следующий день вы покинули страну. Почему?

Я поджала губы, изображая досаду.

- Инспектор, вы заставляете меня краснеть, - я провела рукой по лбу, который, и правда, вспотел. В отделении было жарковато. Давний трюк. Чем выше температуре, тем сильнее уязвимы подозреваемые. - Я уезжала на реабилитацию. Вернувшись в ту ночь домой, поняла, что пора что-то менять.

Почти не ложь. Руд воспользовался личным экраном Релии и разослал сообщение о причине отъезда ближнему кругу. Большинство не восприняло пост всерьез. Друзья-тусовщики решили: вздорная богачка перебрала выпивки с препаратами и дурачится. Оказавшись в теле Релии, я сделала всё, чтобы укрепить легенду. С момента возвращения не посетила ни одной вечеринки или угодного дома. А на редких встречах с окружением девицы пила исключительно сок и нахваливала современные методы реабилитации.

Инспектор проверить версию не имел ни малейшей возможности. Сведения о лечении от зависимости охранялись законом. Правительство поощряло тех, кто выбирал трезвость. Ни один медицинский центр не позволит сотрудникам Службы безопасности залезть в данные пациентов. Ни в Цветочном Доле, ни в любом другом. А если кто-то попытается нарушить правило, окажется в тюрьме. Надолго.

- Благодарю за откровенность, госпожа Георгин. Однако вы не ответили на вопрос.

- Ответила, - искренне удивилась я. - Исчерпывающе.

- Вы рассказали, куда уехали. Но не почему. Мне интересно, каким образом встреча с Гариком Рудом подтолкнула вас к столь важным переменам.

Я мысленно выругалась. Кажется, я недооценила собеседника. Или переоценила собственный опыт. Сыщик почти застал врасплох.

- Тот парень... - я запнулась, - Руд... он здесь ни при чем. Последняя капля, переполнившая чашу. В последние четыре года я сделала много глупостей. А в ту ночь... Вернувшись домой, я посмотрела в зеркало и... - я умело отвела взгляд в сторону. - Стало тошно, понимаете? Тошно смотреть на себя. Вот и всё.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 02.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться