Игра в самозванцев

Размер шрифта: - +

Глава 3. Напарники

 

Я ожидала проволочек и бюрократических глупостей. Однако с меня лишь потребовали документ, полученный десятилетия назад дедом Релии, и велели заполнить электронную анкету с биографическими вопросами. На первый взгляд, ничего сложного. Но пришлось повозиться. Речь ведь не обо мне, а бесшабашной девчонке, в теле которой я поселилась стараниями профессора Лиира. Ответам полагалось соответствовать действительности, а их стилю не слишком отличаться от возможностей «оболочки».

Рядом над анкетой гневно пыхтел Квентин, коему предстояло превратиться в помощника вольного сыщика. Биография господина Аквамарина из Каменного Дола затруднений у него не вызывала. Все сведения хранились в виде файлов внутри искусственного разума. Просто роботу категорически не нравилась моя затея и факт нашего нахождения в здании районной Службы безопасности.

Однако главная проблема ждала впереди. Едва нам выдали удостоверения и заставили электронно расписаться в документе, обязывающем сообщать Службе безопасности о прорывах в расследовании, в дверях нарисовался инспектор Ислан Тим.

- Добрый день, госпожа Георгин, - поприветствовал он. Взгляд светлых глаз скользнул по лицу, но так цепко, что захотелось сигануть в окно.

- Инспектор, - улыбнулась я, протягивая ладонь. Рука не дрогнула, но сердце зачастило.

- А вы умеете удивлять, - продолжил Тим испытывать мои нервы на прочность. - Что вас заинтересовало: дело Лисы или работа сыщика сама по себе?

- И то, и другое, - соврала я. - После реабилитации не могла придумать, куда направить кипучую энергию, и вдруг эта девочка. Она произвела впечатление. Да и мой помощник Квентин Аквамарин обожает детективы, - я любовно взяла робота под руку и добавила, включив «режим» истинной Релии. - В конце концов, мы всегда можем бросить это занятие и придумать другое развлечение.

Губы инспектора сошлись в мрачную линию. Ему не понравилось последнее слово. Но именно на то и делался расчёт. Пускай не воспринимает меня всерьез. Так проще. Безопасней.

- Держите, - Тим протянул карту памяти. - Здесь информация по делу. Буду откровенен, госпожа Георгин. Я не считаю участие вольных сыщиков в расследованиях хорошей идеей. Но у начальства иной взгляд. Оно полагает, мелкими делами могут занимать и любители.

- Мелкими? - вырвалось у меня помимо воли. - Убийство – мелкое дело?

Квентин больно наступил мне на ногу, и я заткнулась.

- Несса Лиса и ее сестра Надин - лишь шестеренки в механизме, их легко заменить, - ответил Тим холодно. - Судьбы сестер ничего не значат во вселенском масштабе. Вот профессор Роджер Лиир, о котором мы недавно беседовали, рыба крупная.

Я поняла: инспектор нарочно меня провоцирует. Но промолчать подозрительнее и опаснее, чем сказать глупость.

- Мы же не посягаем на дело века, - пожала я плечами. - Наше дело – шестерёнки.

Нога робота повторно вдавилась в мою, но Тим сам завершил встречу.

- Постарайтесь не напортачить, - посоветовал он. - И не пострадать. У вас неделя. Потом начнется суд, и вы потеряете право вмешиваться.

…Всю дорогу до дома Квентин костерил мои упрямство и глупость, считая их синонимами. Призывал к благоразумию и напоминал, что я всенепременно превращусь в подопытную свинку, узнай кто о моей особенности. Пришлось включить плейер, чтобы не слышать ругани и красочных угроз новоиспеченного напарника. Если он всегда будет так ныть из-за работы, разберу на запчасти. При помощи биты!

Дома Квентин унесся в спальню – приходить в себя и поднимать настроение излюбленным способом. Принял в душ и обложился десятком кремов с лосьонами. Угодников «облачали» в искусственную плоть, приятную на ощупь, но отличающуюся от человеческой. Лица выглядели чересчур кукольными, лишенными индивидуальности. Неудивительно, что новое тело Квентин обожал и ухаживал за ним тщательно, получая удовольствие от процесса.

Я выбросила помощника из головы, уселась с ногами на любимый диван, воткнула карту в личный экран и принялась изучать подробности дела Лисы. Нессе было восемнадцать. На год меньше, чем мне, когда пришлось среди ночи уносить ноги из родного дома. Но в отличие от меня, выросшей в роскоши, Несса с детства хлебнула лиха. Деда сестричек-лисичек казнили за убийство волка. С тех пор все в семье превратились в изгоев. Родители девочек не могли найти постоянную работу, вынужденно переезжали с места на место, но не добились разрешения покинуть Зоологический Дол. По закону, взрослым не требовалось одобрение Службы безопасности, но вывезти детей самовольно родители права не имели.

Отца с матерью не стало три года назад. Погибли в аварии, когда ехали на временную работу в поле. Грузовик перевернулся, унеся жизни полторы дюжины рабочих. Трагедия произошла накануне совершеннолетия старшей дочери Надин. В свой день рождения она навсегда покинула родной Дол, оставив Нессу в приюте. Надин отказалась повторить подвиг родителей. Не пожелала мириться с гонениями и ждать, пока сестренка повзрослеет. Старшая Лиса занялась собственной жизнью.

Я вздохнула, отодвигая экран. Понятно, почему сыщики вцепились в Нессу. У нее веский мотив для убийства. Сестра бросила её в приюте, думала только о себе. А едва Несса нашла Надин в Небесном Ирисе, выставила прочь, не пожелав общаться. Я бы тоже разозлилась и захотела поквитаться. Однако вряд ли бы стала ждать три месяца. Промедлению было бы оправдание, если б Несса тщательно и скрупулезно продумывала план мести. Но Надин убили дилетантски – закололи ножом в спину.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 02.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться