Игра в самозванцев

Глава 6. Вымирающее искусство

Я проснулась разбитая, в слезах. Долго стояла под контрастным душем, приводя тело и мысли в порядок. Вновь приснилось прошлое, выбив из колеи. Но не Эйван, как ни странно. А бал у друзей родителей. Точнее, друзей матери и отчима. Играл живой оркестр, разодетые в лучшие наряды пары кружились в танце. Я же вместо развлечений успокаивала в дамской комнате младшую сестру Арию.

- Клэй никогда не женится на мне, отец ему не позволит! – хныкала она, размазывая по щекам краску. – Он запретил Клэю смотреть в мою сторону.

Речь шла о сыне хозяев дома. Я слушала и изумлялась. Не только решению отца Клэя, но и озабоченности Арии замужеством. Сестренке едва стукнуло шестнадцать.

- Нет, мне не рано об этом думать! - возмутилась она на мой вопрос, карие глаза заблестели. – Это тебе с твоими деньгами не нужно беспокоиться. А я – нищая! Мне надо мозги включать, а не порхать по театрам и фестивалям!

Помню, как обидели меня слова Арии. Разве она в чем-то нуждалась? С рождения всё получала на блюдечке. Лишь позже – прозябая в тюрьме в облике Инги Брир – я поняла, какой была дурой. Между нами зияла огромная пропасть. Та самая пропасть, которая и послужила причиной моего смертного приговора.

Богатой в семье была лишь я. Остальные жили за мой счет.

Родительский брак не заключался по великой любви. Мать выдали замуж насильно, вырвав из объятий настоящего жениха. Но несчастливый союз продлился недолго. Отец погиб на охоте, едва мне исполнилось три месяца. В случайность инцидента я теперь не верила. Да, матери по брачному договору не досталось ни монеты. Семейный капитал оставался в руках деда. Но вместо отца, погибшего в расцвете лет, в единственную наследницу превратилась я. Жили мы в отцовском особняке. В роскоши.

Матушка недолго горевала и носила вдовий наряд. Едва позволили приличия, выскочила замуж за настоящего возлюбленного. В этом браке на свет появилась Ария. Отец сестрички пользовался большим влиянием в Доле – благодаря высокой должности в Службе безопасности. Вот только оставался беден. Как и его обожаемый ребёнок.

Однако выход существовал. Финансовое положение могла «поправить» моя смерть.

Дед скончался за полгода до событий, перевернувших мою жизнь и вынудивших бежать из дома посреди ночи. После похорон старика и официального прочтения завещания я стала полноправной владелицей баснословного состояния – крупнейшего в Объединенном Доле. Но не смерть деда определила мою судьбу. Я собралась замуж, а это в планы дражайших родственников не входило. Моей единственной наследницей в случае безвременной кончины значилась мать. Но лишь до момента, как мы с Эйваном произнесем брачные клятвы. Умри я после замужества, денежки уплыли бы супругу. Ни мать, ни, тем более, сестра с отчимом, не получили бы ни монеты.

Думала ли я о том, чтобы однажды вернуться домой и доказать, кто я есть? Вернуться и потребовать назад принадлежавшее мне по праву рождения? Наказать виновных?

Нет. Никогда.

Учитывая влияние отчима и полученные капиталы, меня бы раздавили, как букашку. Никто бы не стал слушать преступницу Ингу Брир. Даже если б мне поверили, у влиятельного сотрудника Службы безопасности длинные руки. В теле Релии я, тем более, не могла претендовать на деньги погибшей восемь лет назад богачки. Я – не она, а результат эксперимента, нарушающего все мыслимые и немыслимые законы.

Мстить я тоже не желала. Я получила шанс начать всё сначала и не хотела его упускать.

Я же не убийца. Как они.

Вот только прошлое упрямилось. Возвращалось. То во сне, то наяву…

- Проклятье! – выругалась я и щелкнула пальцами, приказывая душу прекратить выливать на меня потоки воды.

В пропасть всех и всё! Я похоронила себя настоящую очень давно. Как и все, кто меня знал. Пора делами заниматься.

На повестке дня значилось дело Лисы. Исключительно дело Лисы. В блоге наглеца Нарцисса не обнаружилось ни слова о моей нескромной персоне. Почивший профессор там тоже нынче не упоминался. Значит, вчерашний «вояж» удался.

- Сим! – позвала я робота-прислужника. – Квентин дома?

- Дома, госпожа Релия, - отрапортовал Сим. Он подчинялся мне, как хозяйке пентхауса. Всегда сдавала «иностранца» с потрохами. - Господин Квентин у себя.

- Когда он вернулся?

- В три часа ночи.

- Один, надеюсь?

- Один, госпожа Релия.

Спасибо цветочным богам! Хоть на этом!

Я постучалась в дверь спальни, но ответа не получила и вошла без приглашения.

Квентин заряжался, развалившись на кровати. Нагишом.

- Тьфу! – разозлилась я и накинула на робота простынь. – Ты издеваешься?

Он традиционно приоткрыл один глаз.

- А тебя никто не заставляет врываться в чужую спальню. Это моя территории. Как хочу, так и лежу.

Я устроилась с ногами на крае кровати.

- Ночка не задалась, да? – спросила не без ехидства.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 02.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться