Игра в самозванцев

Глава 16. Страховочное колечко

Мне пришлось поставить электронную подпись под столькими документах, будто я не обязалась отвечать за выпущенную под залог Нессу, а удочеряла ее насовсем. Залог, кстати, был оплачен из моего кармана, о чем я ни капли не переживала. Состояния почившей Релии еще на пару сотен «преступниц» хватит. Больше тревожил инспектор Тим, пристально наблюдавший за каждым моим движением.

- Не забывайте, покидать пределы пентхауса Лиса не должна, - напомнил он. – Чип это зафиксирует, и девушка вернется в камеру.

- Инспектор, я умею читать. И с требованиями ознакомилась.

Я нервничала. Время приближалось к вечеру, а сбежавший по таинственным делам Квентин не объявлялся. Зато Эйван позвонил пять раз и оставил с десяток сообщений, но сталкивался с непробиваемой стеной моего молчания. Ничего, потерпит. Не до него.

- Расскажите лучше о том, чего я не знаю, - предложила я Тиму приторно-ласковым тоном. - Например, как продвигается расследование? Кто теперь подозреваемый номер один? Виктор Василек? Его тоже выпустили с чипом?

Инспектор усмехнулся, но вместо ожидаемой отповеди облагодетельствовал ответом.

- Василек в камере. Ибо упорно отказывается сотрудничать. Не желает прояснять ситуацию о разговоре, подслушанном соседом. И о тайных поездках в закрытую зону. Да-да, мы восстановили картину его передвижений в последние недели и выявили массу пробелов. Заполнять их господин Василей не желает, что исключает возможность выхода под залог.

Я напряглась. Значит, с разговором, который «рассекретил» Роэн Сирень, и правда, нечисто. Но что Васильку понадобилось в закрытой зоне? На клиента угодных домов он не тянет. Как и на тусовщика подпольных клубов. Покупает препараты? Тоже вряд ли. Он коллекционер, а не торчок.

- А бывший жених Надин? Волк? Он числится в подозреваемых?

- Чип с него не снят, если вы об этом.

- Но вы сбросили его со счетов? Как и Нессу? – я отметила в уме, что выхожу из образа Релии, и «реабилитировалась». – Иначе зачем отпускать малолетнюю идиотку.

Морщинка на переносице инспектора углубилась. Но он оставил последнюю реплику без комментариев и задал важный вопрос:

- Релия, а вам не приходило в голову, что убийц двое?

Я замялась, раздумывая, озвучить реальные мысли или сыграть под дурочку.

- Приходило, - решилась на первый вариант. – Мы с Квентином это обсуждали. Способы убийства разные. Надин, скорее, зарезали в порыве ярости. Убийство Сибил спланировали.

Напарник был упомянут неслучайно. Это Релия – девушка ветреная. Помощник выглядит куда представительнее. И сообразительнее.

- С другой стороны, - продолжила я размышления, поставив электронную подпись под последним документом, и вытащила карту из экрана инспектора. – Сибил могли убить, заметая следы. Если она знала что-то о смерти Надин. Неслучайно же она бежала по коридору в тот вечер с квадратными глазами. Записи камеры…

Я замолчала на полуслове. А ведь, правда, домработница неслась прочь, будто за ней гнался маньяк с окровавленным ножом. Что, если она видела убийство подруги? Но тогда кто злодей? Несса уже ушла, как и Волк. К гибели самой Сибил оба непричастны. Алиби железные. Остается блондинчик сверху. Но он заходил к Эйвану – уговорить расстаться с ценной картиной. Стало быть, мой любовничек тоже исключается. Он бы не успел разделаться с Надин и вернуться к себе. Тогда Сирени. Угу, почти бывшие супруги Сирени, которые ни за что не стали бы покрывать друг друга.

Куда ни глянь, везде засада.

- Похоже, Релия, вы начинаете понимать, что сыскное дело – не развлечение, как вам казалось, - припечатал Тим мстительно. – Кстати, о своем разлюбезном вы спросить не желаете? Об Эйване Лучистом? И о том, что мы него накопали благодаря вашей… э-э-э… находчивости?

- А вы ответите? – парировала я.

Так и знала, что припомнит проведенную в отеле ночь. Опасен, но временами предсказуем.

Инспектор сделал вид, что задумался, и выдал короткое и веское:

- Нет.

Будто кто-то сомневался.

- О! А вот и наша рыжая и пушистая, - усмехнулась я, глядя, как сотрудник отделения выводит к нам Нессу Лису в мрачном одеянии уличной банды и татушкой на щеке. И добавила под нос: – То есть, черная и колючая.

И ошиблась. Девчонка ни капли не походила на себя прежнюю – подозрительную и ершистую. Светилась от восторга и смотрела на меня щенячьими преданными глазами. Она уже не сомневалась, что никогда не увидит небо, и искренне верила, что я – божество, явившееся воплоти. Увы, пока мы сделали лишь полшага. Если не четверть. Нужно еще найти настоящего убийцу Надин.

- Из дома госпожи Георгин ни ногой, - велел Нессе инспектор. – Даже если отойдете от порога на метр, можете забыть о свободе.

- Подкожный чип – это не свобода, а домашний арест, - бросила я Тиму и кивнула подопечной, чтобы топала за мной к выходу. Не терпелось покинуть заведение, где каждый первый человек облачен в форму, от которой я шарахалась годами.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 02.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться