Игра в самозванцев

Глава 22. Каталог Василька

Квентин вернулся вечером. Я успела и поволноваться, и заняться делами. Связалась с инспектором Тимом и презентовала богатый «улов» Арии. Пусть делает всё, что пожелает. Заодно дала слово ни во что не вмешиваться. Правда, сомневалась, что удастся его сдержать. Сегодня я тоже никуда не лезла. Честно. Сестричка заявилась сама.

Несса большую часть дня провозилась на кухне, соблазняя аппетитными запахами и традиционно издеваясь над моими ушами. Но я молчала. Вырвавшийся из камеры человек имеет право немного попеть. Может, напоется и перестанет? Зато готовился девчонка, и правда, умопомрачительно. Мясо с тушенными овощами я уплела за обе щеки со скоростью света, позабыв о правилах поведения за столом. Для Нессы моя прыть стала отличным доказательством успеха.

Объявившийся в конце трапезы Квентин от мяса отказался, сославшись на ужин в другом месте. Но приготовил кофе со взбитыми сливками. Всем троим, чтобы не выглядеть подозрительно перед подопечной. Мы немного обсудили кулинарное будущее Нессы, и девчонка оставила нас наедине. Я вздохнула с облегчением. Гнать в шею и выглядеть злыдней не хотелось. Особенно после отличной кормежки. Но и говорить при гостье об убийстве Надин – плохая идея.

- Неожиданный поворот, - резюмировал робот мой рассказ. – Хотя не вяжется у меня образ этого мальчика с ролью преступника. Его родители – идеальные кандидаты в убийцы. Оба. Но он производил впечатление тихони. С другой стороны, наследственности никто не отменял.

- Угу, - пробурчала я.

Настроение требовало скандала и громких претензий. Взял, понимаете, моду исчезать без предупреждения. Но я не смела открывать рот. Несколько дней назад ссора была бы уместной. У напарницы есть все основания волноваться. Но мы с Квентином перешагнули грань, и я не желала выглядеть истеричкой и собственницей, мечтающей держать любовника на коротком поводке.

Но нахалу не требовались слова, чтобы вычислить мое буйное состояние.

- Не злись, - попросил он. – Я нанял «хвост» для Витты. Утром мне сообщили, что она покинула Небесный Ирис. Хотел сам убедиться, что это не уловка.

Тело будто обдали ледяной водой, пальцы невольно коснулись незаживших синяков на шее. Перед взором, как наяву, предстал Сим, надвигающийся скалой. В последние дни я не думала о Витте. А следовало. Опасность не миновала.

- И? Она уехала?

- Всё выглядит именно так, - проговорил Квентин, но я не увидела на лице облегчения. - Однако имея дело с этой женщиной, расслабляться нельзя.

- Она вернется, - изрекла я уверенно. – И нанесет удар.

- Не беспокойся, - его теплая ладонь накрыла мою. – Я тебя защищу.

- А себя? – спросила я под участившийся стук сердца.

Он улыбнулся.

- Постараюсь.

Напала тоска. Впору взвыть. Почему он изображает беспечность? Я за честность, а не за красивую ложь. О чем еще Квентин врет? Его забота искренняя или притворство после проведенной вместе ночи? Уж не жалеет ли? С тех пор он ни разу ко мне не прикоснулся, прикрываясь моим недомоганием. Поцелуи не в счет. Неопытные подростки и те демонстрируют больше страсти в невинных шалостях.

Цветочные боги! Да что со мной творится? Веду себя, как вчерашняя девственница, цепляющаяся за первого парня!

- Сегодня ты ночуешь у меня, - сказала вслух. С легкой небрежностью. – Во всех смыслах ночуешь.

- Хорошо, госпожа, - ответил он в тон, но в глазах танцевали смешинки. Я могла поклясться, что делали они это парами.

…Через три часа мы лежали в моей постели. Второй «раунд» не уступал первому. Квентин дал мне всё, что хотела, а я постаралась разобраться, что приносит наибольшее наслаждение ему. Теперь я ощущала себя обессиленной, но довольной. Правда, телом. В душе всё еще копошился червячок тревоги и сомнений.

- Что тебя беспокоит? – длинные пальцы робота провели по моим волосам.

- Не знаю, - пробормотала я.

- Знаешь, - не согласился он.

Я села, прикрываясь простыней. Говорить о серьезных вещах голышом странно.

- Я долго избегала сближения между нами.

- И теперь жалеешь? – спросил Квентин в лоб. Он предпочел разговаривать лежа.

- Нет. Хоть это и удивительно. Я не привыкла кому-то доверять и подпускать ближе определенной черты. Но сейчас меня пугает неопределенность. Ты легко выясняешь любое изменение моего настроения, а я не знаю, что происходит у тебя в голове. Чего ты ждешь от… Цветочные боги, я веду себя, как идиотка! Наверное, всё дело в безумии, что творится вокруг. Ощущение, что я на корабле в шторм, пытаюсь за что-то зацепиться, но не получается. И… и… Прости! Не стоило этого говорить…

В самом деле! Мало Квентину чокнутой Витты! И я туда же!

- Я всё испортила…

Сильные руки обхватили мою талию. Взгляды встретились.

- Ничего ты не испортила. Я тоже на том корабле. И ты – мой якорь.

Он не сказал почти ничего. Но в то же время так много.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 02.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться