Игра в самозванцев

Глава 24. Умереть в один день

В двенадцать лет я стащила лодку и вышла в море. Но не рассчитала силенки. Механика сломалась, и течение унесло суденышко за десятки километров от берега. Никто не знал о дерзком плане, и пока меня хватились, прошли часы. Нашли же горе-мореплавательницу и вовсе на исходе вторых суток. Я успела проститься с жизнью. Не раз. Солнце припекало беспощадно, а я лежала на дне лодки, страдая от жажды и качки.

Вот и сейчас я будто оказалась в том злополучном суденышке. Его качало и швыряло по волнам. Море превратилось в зверя, жаждущего поиграть с добычей перед убийством. В голове гудело. Тошнота накрывала мерзкой липкой лапой. Я зависла между забытьем и реальностью, не в силах выбраться, выплыть на поверхность.

- Релия! Релия, очнись!

Меня трясли за плечи, усугубляя «букет» ощущений.

Но я узнала голос. Узнала и яростно вырвала сознание из мутного плена.

- Ты! Не при… при… при-ка-сай-ся!

Мои ладони ударили в грудь Эйвана Лучистого.

Ладно, вру. Не ударили. А просто проехали.

- Тихо. Тихо. Да успокойся, Релия! Оглянись! Я здесь тоже пленник.

- Сволочь! Ненавижу! Что?

- Посмотри вокруг! Мы заперты здесь. Оба!

- Здесь – это… Ох…

Мой бывший жених и несостоявшийся убийца не лгал. Мы сидели на полу серой мрачной комнаты без окон. Метров по пять в длину и ширину. На противоположной стене висел экран. Мебель отсутствовала. Возможность выбраться, кажется, тоже.

- Сказала же: отцепись! – я отодвинулась от Эйвана настолько, насколько смогла, и попыталась встать, чтобы обследовать дверь, но позорно приземлилась на пятую точку.

- Не торопись, - посоветовал бывший жених. – Тебя знатно накачали. Проспала четыре часа.

Четыре?! Тьфу ты, пропасть!

Или это, наоборот, неплохо? Меня могли хватиться. Если, конечно, Квентин соизволил явиться в пентхаус с некой тайной встречи.

- Где мы?

Общаться с Эйваном не улыбалось. Но некоторые обстоятельства прояснить стоило.

- Это недвижимость старшей Хризантемы. Тайная. В закрытой зоне. Нет-нет, - поспешил он заверить, - старушка Клара тут никаким боком. Она не использует здание. Это…

- Вы с Васильком организовали тут нелегальный угодный дом, - подсказала я язвительно. – А в качестве угодниц используете похищенных девиц. Да брось. Это больше не секрет. Твой сообщник, унося ноги из «Белого тюльпана», оставил личный экран с «каталогом».

- Всё не так как…

- Прекрати строить из себя принца на белом коне! – взорвалась я. – Надоело! Я знаю, какая ты скотина, Эйван Лучистый. Меня больше не интересует, что ты скажешь.

Он криво усмехнулся.

- А зря. Потому что, похоже, я последний человек, которого ты видишь. Живыми нас отсюда не выпустят.

- Кто? Василек?

Странно. Но я не испугалась. Тянуло истерически хохотать. Надо было умудриться – загреметь в ловушку в компании морального урода, игравшего со мной, как с куклой, полтора года, а потом приговорившего к смерти.

Эйван криво усмехнулся, и я только сейчас разглядела, что его щека припухла. Похоже, кто-то знатно приложил моего бывшего. И поделом!

- Нет, не Василек. Его сообщник. О, да! Для меня его наличие тоже – сюрприз. Кстати, как я понял, вы с ним старые знакомые. Он так стремился затащить тебя сюда, что рискнул шантажировать сотрудника Службы безопасности. Того, что тебя накачал.

Я насторожилась. Поквитаться со мной в облике Релии жаждала разве что Витта. Ну и Роэну я насолила, «работая» на инспектора. Но режиссеру сейчас точно не до меня.

- Какой еще сообщник?

- Лысый сутулый парень. Не знаю его имени.

Ноги похолодели. Лысый и сутулый? Как несостоявшийся насильник из кошмаров? Нет, это безумное совпадение. Тот поддонок влетел на воздух вместе с лабораторией Лиира.

- Какой сообщник? – повторила я глухо, сама не понимая, кого спрашиваю. Ведь Эйван уже ответил.

Но меня просветили. Знакомый до дрожи голос.

- Я. Соскучилась?

Экран на стене включился, отобразив то самое лицо. Бледный сутулый мужчина – абсолютно лысый, хотя и довольно молодой – смотрел похотливым взглядом. Точь-в-точь, как в снах. И в лаборатории «создателя».

- Портер, - прошептала я и попятилась.

Точнее, попыталась это сделать. Уперлась в стену.

Нет, невозможно. Он мёртв. Как и Лиир с Рудом.

- Привет, Инга. Удивлена? Приятно знать.

Рядом кашлянул Эйван.

- Инга? – переспросил он озадаченно.

Портер засмеялся. Противным гаденьким смехом. Тошнотворным.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 02.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться