Играя тенью

Глава 4

Она с силой тянула его на себя, держа за запястье, як последний шанс, который есть у нее. На лице непонимание, даже какая-то боль и недоверие. А на его... полное отсутствие какого-либо сострадания. Потому другой рукой он переплетал пальцы с девушкой фактурой чем-то похоже на него. Спустя пару минут фиксации позы, так и хотелось воскликнуть "Стоп! Снято!". Получилось как хорошая обложка нового романтичного сериала с сюжетом любовного треугольника.
Но выразительные пастельных тонов в сине-красную клеточку пальто говорило о том, что это реклама верхней одежды.

Я пощелкала, перелистывая сделанные за два часа фотографии: стройная фигура парня в пальто и фото в профиль определенно нравились. То же было и с девушками - одна в профиль, распустив свои светлые пушистые волосы и показывая вздернутый носик. А вторая пронзительно смотрела в камеру, прикрываясь широким пальто, которое было ей оверсайз.

Все сделанные роботы выполнены на персиковом фоне. Мне показалось, что это наиболее выигрышный цвет для фактур этих моделей. И не ошиблась.

Попрощавшись с моделями и обменявшись контактами, на случай чего, я упала в мягкие подушки маленького кресельца, которое принесли, сжалившись над моими ногами. Я взяла телефон, задумчиво повертев его в руках, и снова, кажется, второй или третий раз за сегодня открыла сообщение Рика. Он все же скинул мое фото утром, как и обещал. Хотя, для кого день, а для кого утро в десять часов.

Мое фото в черно-белом стиле с короткой подписью, которая заставила невольно затрепетать мое сердце: "Я просто без ума от этого фото...".

И фото вышло... в его стиле. Темное. Но разметавшиеся волосы, прижатые пальцы к губам и немного задумчивый взгляд вперемешку с видным ожиданием в глазах, будто так и подходило под эту обработку. Тени и лицо не было угловатым, как я недавно распиналась про его стиль. Все черты лица выглядели глубокими и заставляли задержаться взглядом. А само фото было... атмосферным. Мне было сложно это принять, ибо я не любила фотографироваться, а об такой обработке я вообще молчу.

Но здесь мне нравилось все.

Я нервно попыталась умостить в кресле, будто мне что-то мешало. Ах, да! Это же мои принципы и убеждения только что пошатнулись и стали осыпаться один за другим. И только сегодняшняя ситуация с теплыми цветами на фотосессии, будто с силой взяла меня за плечи и хорошенько встряхнула.

Мессенджеры молчали, никто не звонил и последняя страница моей любимой книги, которую я зачитала до дыр, была окончена. И я решила сходить в "гости".
***
Чем ближе я приближалась к двери, тем больше у меня тряслись поджилки, а сердечко начало тревожно стучать, намекая на ничего хорошее из этой затее. Но я, собрав все остатки силы воли в кулак, вполне уверено шагала уже почти знакомому коридору.

Я медленно и тихонько приоткрыла дверь, робко заглядывая внутрь. Рик работал, сосредоточено смотря через камеру. Это первое, что я заметила. А второе... Это была девушка. Полуголая девушка. Вот она только что игриво откинула недлинные волосы за спину и покорно опустила голову к плечу, не смотря в камеру.
Наверное, он услышал, как только что моя челюсть с грохотом встретилась с полом... Ну, или я преувеличиваю, и он просто услышал звук открываемой двери.

Рик перевел на меня какой-то мутный взгляд, будто сейчас он находился совсем не здесь, не в этой комнате. Возможно, рядышком с этой девушкой...

- Что-то хотела? - сказал фотограф немного хрипло. Мое сердце сразу предательски защемило. Будто бы он так увлекся девушкой, которая поправляла спавшую бретельку, что даже голос пропал. А мозг же уверено нашептывал, что это всего лишь из-за долгого молчания, не стоит переживать. В конечном итоге, не решив, кто из них прав, я подумала "А чего это я так из-за этого волнуюсь?"

- Хотела посмотреть, как ты тут, - ответ вылетел быстрее, чем я его успела продумать.
И теперь на меня озабоченно смотрели две пары глаз. Одна - думая, возможно, кому я прихожусь фотографу. Вторая - думая, не выпила ли я с самого утра чего покрепче, и сейчас лезла, куда ни попадя со своей заботой.

- Мы скоро закончим. Если хочешь - можешь посмотреть, как я работаю, поучиться, - и, не дожидаясь моего ответа, повернулся назад к девушке, на ходу поясняя, что я - младший фотограф. Я фыркнула, но не стала возражать и умостилась на удобном диване. Жаль, нет подушек.

"От одного дивана к другому, честное слово".

Я могла в открытую наблюдать за Риком, не смущаясь ни своих внутренних вопросов по типу "Что со мной происходит?" или порой удивленного взгляда этой модели. Мне нравилось наблюдать за широкой, сильной спиной фотографа. За отросшими русыми волосами, которые сзади были забавно взъерошенные. И за тем, как он бережно держал камеру в руках, а взгляд был отрешенный и задумчивый одновременно. Я заметила, что во время работы у него почти постоянно приоткрыт рот, что делает его каким-то невинным. Не таким серьезным для его возраста.

Я подставила ладонь под подбородок и заметила про себя, что улыбаюсь уголками губ. Вот убрать эту модель хотя бы на пару минут и вообще все идеально было бы.

Но тут случилось непредвиденное.

Скорее, я должна была это предвидеть. Ведь неожиданно с коридора стали доноситься какие-то голоса. Один грубый, низкий, а второй - чуть натянутый и встревоженный.

Я не придала этому значение, ведь это, пожалуй, случилось за каких-то пять или шесть секунд. Как-то слишком быстро... Настолько, что я не смогла бы даже подумать о чем-то  другом.

В студию ворвался высокий парень, разъяренный, который сыпал ругательства направо и лево. Он дышал через нос, как бык, который вот-вот шумно выпустит пар, опустит голову и кинется на красную ткань. Пару секунд - молчание и он видит Рика с девушкой.

- Какого черта?! Как ты могла?!

Эти вопросы были обращены непосредственно к модели. И разъяренный парень, точно определившись со своей целью, четкими шагами двинулся к перепуганной насмерть модели. Я вскочила с места, чувствуя, как сердце упало в пятки.

Судорожно дернула головой, увидев хиленького охранника, который вжал голову в плечи от страха, как страус и крикнула ему:
- Да сделайте же что-нибудь!

Ему не пришлось ничего делать, потому что путь к модели, которая вжалась в холодную стенку, преградил Рик.

- Эй, чувак, полегче. Может, стоит спокойно обговорить всю ситуацию? - он криво ухмыльнулся.
Мое сердце тревожно сбилось с ритма.

- Не смей мне указывать, мудила! И вот на это ты променяла меня? - второй вопрос был обращен к перепуганной девушке.

По Рику видно было, как он хочет ответить в такой же угрожающем форме, с язвительными нотками в голосе. Хочет поиграть с огнем. Вижу это по его лихорадочному блеску в глазах. И ревнивец тут же замахнулся на фотографа с ударом. Рик пошатнулся, отступив на шаг. На пол брызнули маленькие капельки крови.

Кто-то вскрикнул. По появившийся хрипоте в горле, поняла, что это была я.

Охранник что-то ошалело крикнул в рацию и повис на широкой руке нападающего, а тот стал отмахиваться от хилого парня, как от назойливой мухи.

Я видела перед собой только то, как Рик со стоном прижал руку к носу и губе, а по его ладони стекла маленькая струйка крови.

Ревнивый парень пошатнулся, когда, наконец-то, скинул назойливого охранника с себя. В его глазах что-то промелькнуло, но потом снова все скрылось за пеленой злости и ревности. И он сделал шаг к фотографу. Рик расправил плечи, а на шее вздулись вены, но он все равно, прижимая одну ладонь к лицу и, с нескрываемой ненавистью, смотрел на своего противника.

"Нужно что-то делать! Нужно что-то делать!" - билось у меня в голове, а сердце больно заныло.

И я сделала.

Возможно, это было безрассудное, совершенно необдуманное и самое тупое, что я делала в своей жизни, но в два шага приблизилась к парням и... встала между ними. Я с вызовом взглянула в глаза противнику и с каким-то облегчением увидела, как в глазах ревнивца отразился испуг и непонимание.

Это случилось за такое короткое время, но...

- Нура! - никогда в жизни я еще не слышала, как мое имя почти прорычали.

Рик с силой дернул меня за запястья, отчего мое плечо столкнулось с его рукой.
- Что ты, твою мать, творишь? - прошипел он, заставляя меня отшагнуть от "поля битвы" и взглянуть на него.

Я как-то совершенно растерянно взглянула в сторону на то, как будто только сейчас протрезвевшего парня, "схватили" еще два охранника и волокли к выходу. А за ними бежала девушка-модель, прикрываясь шелковым халатиком. Приоткрыв рот и с глупым выражением лица, которое только у меня есть, я посмотрела на Рика. Из его носа текла кровь, измазав даже немного щеку. А верхняя губа лопнула, как переспелая слива, из которой так же медленно-медленно текла кровь.

Я вела себя странно. Я сама это понимала, когда повернулась к нему спиной и начала рыться в столе, в поиске аптечки первой помощи, полностью игнорируя его гневные вопросы.
В итоге, он не выдержал.

Он почти прижал меня к столу, упершись руками об твердую поверхность по обе стороны, отчего я сдавлено ойкнула, со страхом переводя на него взгляд, прижимая аптечку к груди.

В глазах Рика бушевала сама ни на что есть злость.

- Мне просто интересно. Какого черта ты полезла туда? У тебя совершенно отсутствует чувство самосохранение? - он не отрывал от меня взгляда,  и от того хотелось убежать, куда подальше.

- А что я должна была сделать?! - взорвалась я, не понимая до конца, почему начала злиться. - Просто смотреть и ждать, пока вы не перебьете друг друга или что?!

И я отмахнулась от него, толкнув в грудь.

Он со стоном закрыл глаза, будто мысленно обращался к высшим силам.

- Ну, уж точно не лезть прямо как на блюдечке к чокнутому парню!

- Я не смогла смотреть, как тебя избивают! А теперь замолчи на пару минут, я обработаю твои раны, а потом, разрываясь, сколько хочешь! - не хуже, чем фотограф рявкнула я, с вызовом вскидывая голову.

Он мрачно глянул на меня. А потом оперся об край стола поясницей, сложив руки на груди. Взгляд его ни сколечко не изменился.

Я взялась за ватку, промоченной перекисью и стала обрабатывать раны.

Пару минут царило полное молчание. И я будто постепенно отрезвлялась. Как тот парень, который только спустя время понял, что натворил. И сейчас мое сознание было целиком и полностью согласно со словами, сказаны фотографом. От мысли, что могло бы быть дальше, сложись бы все иначе, у меня задрожали руки.

И это не ускользнуло от внимания Рика.



Анастасия Антоненко

Отредактировано: 09.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться