Играя тенью

Глава 16

Давно я себя так не ощущала. Подавленной, точно все живое и радостное из меня вытянули грубой силой и теперь даже лишний раз улыбаться не хотелось. Хотелось смотреть перед собой, ни на что, не обращая внимания и обдумывать, вспоминать, как настоящий мазохист, то, что доставляет тебе боль. Почти самую настоящую, физическую.
Я отставила от себя стаканчик кофе, от которого меня стало мутить. Сильно билось сердце, а ком тошноты застрял в горле, заставляя паниковать не только о своем поступке, а и о том, чтобы не вырвать прямо на фотосессии.


А, может, это от моих нервов. Поэтому целый день мой желудок неприятно сжимался в тугой узелок. И туда даже не попал утренний бутерброд, а при запахе еды в столовой меня самым настоящим образом тошнило.


Сегодня, считай, я работала сверхурочно. Приняла троих людей, фотосессии, которых занимали около 3-4 часов. Да, я была безучастна и выполняла заказы, как робот, на автомате, с нескрываемыми синяками под глазами, потому как не могла уснуть. Пусть ссылаются на мою слишком сильную занятность, чем пусть узнают, что случилось на самом деле.

Я думала раньше, что вот бы не видеть сегодня Рика, и ни завтра, ни послезавтра. Ведь так лучше - не видеть человека, с которым конфликт. Лучше отступить, подняв руки в примирительном жесте... Неправда. Чем дольше он был в спешной и "своевременной" командировке - тем больше мне казалось, что я сойду с ума. От мыслей, всепоглощающего уныния, от осознания, какую фатальную ошибку я совершила.


Рассказать кому-то? И лишь увидишь сочувствующие взгляды с легким укором за твою чрезмерную самоуверенность. И они правы, совершенно правы. Так легко и безрассудно откинуть чувства человека... Что адресованы к тебе, и что свои собственные. Непривыкшая любить и быть любимой - единственное оправдание.


Я провела рукой по волосам, снова сверля взглядом новые, сделанные вот только что фото. Мой стиль изменился. Потерпел изменения плавно, без спешки и без особо сильных неприятных чувств. Не было резкого понимания, что оп и все изменилось. Нет. Это было вполне осознанно, но... я постоянно это отрицала. Я боялась ступать на эту, как говорят, "скользкую дорожку", но с каждым днем пробовала снова и снова, пока не дошла до конца дороги. Было пару падений, как неудачные фотосессии и мелкие ссоры. Было отрицание и отказ от идеи, как попытка все исправить. Но что исправлять? Когда изменения естественны. Когда человеку свойственно меняться, узнавать что-то новое. Только я, как баран, упиралась в свои... "стереотипы". Притом, что все время кричала об их запрете и неправильности. И только сейчас ко мне дошло. Так же, как и признание того, что я стою в конце "скользкой дороги" и понимаю, что в принципе все, что нас окружает - еще та скользкая дорожка. Будут и падения, и пылкие попытки от всего отказаться. Но никогда и ничто не может быть легко и быстротечно.


А еще я безумно скучаю по Рику. За всем, что связано с ним. По его темным волосами, которые всегда в каком-то замысловатом беспорядке, по серым и уже каким-то родным глазам. По сильным, чуть шершавым ладоням и теплого дыхания в районе ключиц. А еще по губам, которые заставляют сжиматься в приятном треморе все изнутри. И по его голосу, который бывает злым, радостным, веселым, задумчивым... Любым.

Может, я превратилась в одну из тех влюбленных барышень, которые дремлют день и ночь о своем возлюбленном и говорят только о нем? Постоянно представляют его образ и томно вздыхают, прокручивая в голове последнюю вашу встречу? Не знаю. Раньше я боялась этого, как огня, и смеялась над подругами. А сейчас не уверена, над кем теперь я должна смеяться.

Когда теряешь человека - вдруг понимаешь, как не можешь без него. И как сам, крепко-накрепко привязан к нему. Как это называют? Кармическая связь? Или, как иногда пафосно говорят, перевязаны красной ниточкой судьбы?  Но собственноручно обвязала его, дала надежду тем ответом на поцелуй и... все оборвала! Не отрезала, не потянула, чтобы легко распутать. А в пух и прах, со всей необдуманной силы дернула, оставив кровавые порезы Рику и мне. И теперь сижу еще и удивляюсь - почему так худо и плохо от одного воспоминания, которым я себя терзаю.
 
Хоть и понимаю, что нет никакого смысла постоянно обсасывать это и представлять, что могла бы сделать по-другому. Момент утерян. И что же теперь? Подняться с того болота, которое сама и створила, за ветки оставшихся надежд на лучшее, выбираясь на сушу.
Я тряхнула головой, дождавшись загрузки редактора, и закинула туда готовые фото, пытаясь отвлечься работой. Пытаюсь уже целых два дня, к слову.

Но здесь нечего редактировать. Кроме как ретуши кожи, а все остальное - было в точку. Мне не нужно было добавлять больше теней или света. Потому что все было идеально. И убеждала же я себя раньше, что мой стиль - исключительно светлые фото.

Я шумно выдохнула, проведя ладонью по лицу. И тянущей болью заболело сердце.
Тщетно пытаясь отмыть от себя "черную краску", темноту Рика, я делала только хуже. Бегала кругом да около, отрицая очевидные вещи. Мучая себя и Моргана. А когда он поцеловал меня, разбудив во мне что-то такое, что я прятала в отдаленном месте. "Оно" во мне ожило и... Открыло глаза. Поняла, что уже давно вся моя светлая, яркая "комната" и так была в темных цветах, и там же больше тьмы, чем света. Парень скинул одним махом мне очки мечтателя и наивного дитя.

Даже, когда я приказываю себе не думать, не мучить себя догадками и "раскрытием" тайны, которая и не была особой тайной... Проходит минута - и снова позволяю маленькому монстрику, по имени самобичевание, поедать меня.

Я закрыла ноутбук, не в силах смотреть больше на работы, и глянула на часы. Почти семь вечера. Дотянула время. Тянула изо всех сил, бегая от одиночества. И пора возвращаться в реальность и начинать выпутываться из всего. В первую очередь - из своих мыслей. Но навязчиво лезет в голову слова "Хочу вернуться в прошлое и все исправить".

Гробовая тишина в студии, не шумел кулер ноутбука, не гудели машины за окном. И в этой внезапной тишине я услышала голос.

- Привет, Дэн, я ненадолго, - произнес Рик из коридора. Голос должен был звучать, как сквозь вату... Но мои навострившийся уши услышали его, точно все время ждали.

Захлопнулись двери лифта и снова тишина.

Я вскочила с места, по привычке сунув телефон в карман, засуетилась по студии, ища ключи. Сердце снова колотилось, как ненормальное. Я не знала, что нужно делать, что говорить, но было чувство, что это мой последний шанс. И все силы, милосердно откликнувшись на мой зов, махнули рукой, мол, давай, попробуй еще и на этот раз попробуй только провалиться.

И я выскочила из студии, дрожащими руками закрывая двери на ключи и так же, с онемевшим чувством ожидания, ждала лифт.



Анастасия Антоненко

Отредактировано: 09.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться