Игрища богов

Размер шрифта: - +

Часть 4

«Опять не выключили аппаратуру! Ну, сколько можно повторять одно и то же? Впрочем, ладно, это всё равно не имеет никакого значения!».

Марк Александрович Самойлов медленно, прихрамывая на правую ногу, двигался вдоль рабочих столов, проверяя, все ли приборы выключены, наведен ли по окончании рабочего дня порядок в лаборатории. Делал он всё это по старой, устоявшейся за долгие годы работы привычке, и никакого рвения при этом не проявлял. После вчерашнего полуночного разговора с директором исследовательского центра он чувствовал, что жизнь для него кончена. Нет, он не собирался накладывать на себя руки, но всё то, к чему он стремился всю жизнь, и чего почти достиг, вдруг, в одночасье стало никому не нужным. Вернее, не так. Всё это было и оставалось невероятно интересным и полезным для человечества, но та сторона, которой вдруг повернулось ему его открытие, показала свой ужасающий звериный оскал смерти. Смерти глобальной, в масштабах всей планеты.

Давно ведь известно, что у любого вида энергии есть два способа применения. Первый способ – использовать энергию для созидания, второй – для разрушения. Открытие, сделанное Марком Александровичем, позволяло человечеству, – наконец-то! – достичь звёзд, но вчера в разговоре с директором центра Марку Александровичу вдруг стало ясно, что с помощью этого открытия можно такую планету, как Земля, вместе со всеми её формами жизни, в миллионные доли секунды сделать пустотой в космическом пространстве. Более того, старый учёный осознал, что именно этому второму способу применения открытия и будет уделено внимание, как только он доведёт результаты своих исследований до заказчиков проекта. И, таким образом, Марк Александрович вдруг понял, что ему не только нельзя доводить до конца свои исследования, но нужно, во-первых, сделать невозможным любое их продолжение, а во-вторых, сделать так, чтобы никто не догадался, какие вообще исследования тут велись. Как это осуществить, Марк Александрович ещё не знал, и не особенно над этим задумывался, поскольку всё его внимание было зафиксировано на осознании своей дальнейшей бесполезности в жизни.

С самого раннего детства он хотел познать тайны материи и энергии, чтобы овладеть этими явления и заставить их приносить человечеству пользу. Ему было уже 77 лет, но неукротимый дух, стремящийся достичь вполне определённой и очень достойной цели, держал в повиновении его старое тело. Молекулярными явлениями, тогда это называлось так, маленький Миша начал интересоваться ещё в школе. Ни арест «разоблаченных» родителей, оказавшихся «врагами народа», ни детдомовское воспитание, ни трудное военное детство не смогли заставить его отказаться от цели. Уже в 1948 году он работал в лаборатории Курчатова, принимая самое непосредственное участие в первом испытании советской атомной бомбы. Довелось ему поработать и с Сахаровым и Зельдовичем, но, несмотря на то, что он видел, как все усилия ядерных физиков направляются на создание и совершенствование средств уничтожения, он был уверен: когда-нибудь он сумеет своими открытиями принести счастье всему человечеству и упорно, особо упорно работал в этом направлении. Ради достижения этой цели он отказался от удовольствий и благ, которыми пользовалось большинство его коллег в послевоенное время. А возможности в этой сфере были весьма обширны, ведь он занимал должности, входящие в номенклатуру Центрального Комитета!

Детей у него не было, женат он тоже никогда не был, и увлечений даже в юности у него была всего парочка. В трудные перестроечные времена Марк Александрович чуть было не махнул за границу, вместе со своими коллегами, чтобы продолжать исследования, но неожиданно появился крупный заказчик как раз на ту тему, которой занимался Марк Александрович. Кем в действительности был заказчик? Каковы были его подлинные интересы? Откуда шло финансирование? Старый ученый не поинтересовался. Разговор с представителем заказчика для Марка Александровича был как бальзам на душу. Представитель – полноватый мужчина средних лет, расписал перспективы не пожалев красок, и Марк Александрович вылетел из кабинета сияя от восторга, будучи в полной уверенности, что его самым сокровенным мечтам вскоре суждено будет сбыться.

Работы по организации показали высокий профессионализм и серьёзный подход к делу: деньги появлялись по первому требованию, административные помощники были весьма компетентны, команду из личных подчиненных Марку Александровичу позволили подобрать самому и в работу никто не вмешивался. Такого он не припоминал даже в советские времена: не работа, а сказка! И результаты не заставили себя ждать. Уже первые теоретические выкладки, подтверждённые лабораторными исследованиями, позволили заказчику создать несколько очень интересных приборов, которые были сразу же приобретены интересующимися структурами. Заказчик был доволен. Время шло, исследования продолжались и приближались к завершению. Марк Александрович летал как на крыльях. Если бы он только поинтересовался тогда – кем был его заказчик? Впрочем, правду ему всё равно бы не сказали.

Накануне Марк Александрович завершил, наконец, серию лабораторных опытов, полностью подтвердивших теоретические выкладки. Теперь надо было начинать работу по созданию энергетической установки, но для этого надо было довести результаты исследований до его непосредственного шефа – директора научно-исследовательского центра, чтобы тот, в свою очередь, начал хлопотать перед заказчиком. Отношения с директором центра были дружескими, они знали друг друга уже давно, поэтому войти без приглашения в его кабинет, или, как теперь модно было говорить – офис, было для Марка Александровича обычным делом. Директор Александр Владимирович Кутилин занят не был и принял старого коллегу охотно. Марк Александрович разложил бумаги у него на столе и предложил ознакомиться. Александр Владимирович долго изучал записи, встал со стула, немного постоял, и, кинув карандаш на бумаги, произнес:



Владимир Платонов

Отредактировано: 10.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: