Игрушка богов

Размер шрифта: - +

27 глава

Дальше мы ехали молча. Но как только оказались в лесу, и деревня осталась далеко позади, Айк дал знак остановиться и подъехал ко мне. Я прижала мальчика крепче к себе. Он, бедный, уже даже не шелохнулся, оставаясь в ипостаси нгроха.

- Альена, спусти нгроха с лошади, - хмуро сказал Айк.

- Нет.

- Альена, не заставляй делать это силой, - поморщившись, сказал Айк.

- Айк, он со мной. Я его не брошу, - твердо сказала я, немного сдавая на лошади назад.

- У нас важная миссия. А это существо нужно убрать. Он наполовину нгрох. Он опасен, - почти взмолился Айк. Остальные молча ждали.

- А еще он наполовину человек. И я тоже опасна. Да и вы не безобидные школьники. Каждый человек по-своему опасен. И я помню о миссии. Как и то, что без меня вам ее не завершить. А без ребенка никуда не пойду. Тронете его – на мою помощь можете не рассчитывать, - непреклонно заявила я, неприятно удивившись упорству Айка. Да и остальных, судя по их нахмуренным лицам.

- Если ты не выполнишь миссию – нашей империи наступит конец, - вклинился Джастин.

- А мне плевать. Если не выполню то, что от меня требуют – меня убьют. Я знаю. Но если что-то случится с ребенком – выполнять требуемое не стану. И тогда без разницы, буду жива или нет – миссию вам не выполнить. Так как поступим, господа? – спросила я, зло сузив глаза.

- Ты совершаешь большую ошибку. Ты не знаешь на что способно это существо, - покачал головой Хан.

- Ты тоже. И никто из вас не знает, так как видит этого мальчика впервые. Так как вы можете решать жить ему или умереть? И это низко – пытаться убить пятилетнего, - с презрением сказала я.

Мое мнение об этих наемниках только что кардинально изменилось. И не в лучшую сторону. В этот раз все промолчали.

- Крис, Саймон? Вам есть что добавить к вышесказанному? – спросила я с вызовом.

- Оставляя его, ты связываешь свою судьбу с ним. Без тебя он не выживет. Правда, и с тобой его шансы не на много больше. К тому же, тогда ты подвергаешь свою жизнь опасности. Но решать только тебе, - честно ответил Крис. Саймон же просто покачал головой.

- Ты прав. Это мой выбор. Вопрос исчерпан? – уточнила я, окидывая взглядом всю команду.

- Да. Отправляемся дальше. И так время потеряли, - избегая смотреть мне в глаза, скомандовал Айк.

И мы отправились дальше. Чтобы не чувствовать на себе осуждающие взгляды команды, я перестроилась и ехала самой последней.

- Мне восемь, - тихо шепнул мальчик.

- Что? – не поняла я. Ребенок впервые подал голос, с тех пор, как покинул деревню.

- Низко убить пятилетнего. А мне восемь, - еще тише шепнул он.

- Не на много больше. Ты, в первую очередь, ребенок. И еще долго им будешь. Можешь вернуться в человеческую ипостась, чтобы не нервировать этих дядей? – спросила я.

- Я не знаю как. Оно само получается. Вчера я проигрывал в драке, испугался, что мне что-то сломают и обратился. Но потом почти сразу вернулся в свое обличье. А сегодня не хотел умирать. Но как обратно – не знаю, - прошептал мальчик.

- А мама тебя не учила? – осторожно спросила я.

Судя по всему, мама прекрасно знала кто отец ребенка. Не зря же рожала в одиночестве. Возможно, именно он и напал на нее изначально в лесу. Хотя, мне кажется, она бы тогда не выжила. И призналась бы, спасая остальных. Или же боялась, что отберут ребенка и потому молчала?

- Она думала, что я сразу буду таким. Она говорила. Но после рождения увидела, что я нормальный и перестала бояться. Мы не знали, что будет две ипостаси, - ответил он.

Мне же подумалось, что он слишком уж сообразительный для восьмилетнего, и предложения составляет больше подходящие для взрослого человека. Это потому что он человек лишь наполовину? Или же от того, что он так рано стал сиротой и стал жить один? А еще больно кольнули слова «свое обличье» и «нормальный». Бедный ребенок сам в ужасе от того, кто он есть.

- А об отце что-то рассказывала? – решилась я.

- Она говорила, что он сильный и красивый. И что он ее спас. Она хотела остаться с ним, но отец не позволил, для ее безопасности, и ушел. А потом уже она знала, что буду я. Но лучше б меня не было, тогда она бы жила, - сказал он и молча заплакал, без хныканий и всхлипов, просто из его глаз, лишенных белков, потекли слезы на мою руку, которой я придерживала его, дабы он не упал с лошади.

У меня от этих слов что-то защемило в груди. Возможно, это проснулся мой материнский инстинкт, которому некогда не позволили окончательно пробудиться.

 С удивлением заметила, что мальчик вновь принял свою ипостась человека. А еще поняла, что его отец действовал, как обычный добропорядочный мужчина. То есть, чтобы ни было века назад, сейчас нгрохи (если их много) просто еще одна раса.

- Не говори так. Нельзя так говорить. Ты уже есть. Что бы ни происходило в твоем прошлом – дальше все будет хорошо, - попыталась утешить его я.



Екатерина Скибинских, Рина Ских

Отредактировано: 09.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться