Игрушка для босса

Глава 5. Непонятный

Мы стоим молча и слушаем людей, поздравляющих именинника. А я про себя отмечаю, что он значительно выше меня. Моя макушка примерно на уровне его плеча. В общем, я компактно на нем помещаюсь. Уютный.

- Есть хочу, - выдаёт он, утыкаясь подбородком мне в голову. – Задрали уже своей болтовнёй! – ворчит, крепче обхватывая меня за талию.

Ну вот, такого Грановского я знаю, а там, на встрече был кто-то другой, наверно, двойник.

- Мы здесь надолго? – я поднимаю на него глаза. Как-то он слишком близко. Неловко. Сердце отчего-то громко барабанит. Опускаю взгляд, смотрю в пол, так проще.

- Сейчас переговорю с парочкой придурков и домой, - он зевает, даже не прикрывая ладонью рот. Ну где его манеры, мы же на светском приеме?! – Вон видишь, официанты ходят? - кивает вправо. - Съешь что-нибудь, а то твой живот бои без правил устроил, - выдаёт он, а я смущаюсь. Ой, как неудобно, заметил все-таки. Покусывая нижнюю губу, начинаю ёрзать.

– И мне прихвати, - он расцепляет руки, оставляя меня без опоры. А я, покачнувшись, с горем пополам удерживаю равновесие, потому что ноги болят и не слушаются.

Грановский отправляется навстречу к взрослой, украшенной как ёлка драгоценностями, женщине, которая улыбается ему во весь рот. Обняв парня за шею, она начинает ему что-то нашёптывать на ухо и смеяться.

Да он ей в сыновья годится! Ворчу я, наблюдая, как она лапает его за зад! Фыркнув, отворачиваюсь, почему-то бесит меня это зрелище. Видимо, я от недосыпа и голода такая раздражительная. Сегодня меня вообще люди нервируют.

Забив на эту нелепую парочку и развернувшись в другую сторону, я аккуратно пробираюсь через толпу к парню в черно-белом костюме и с подносом в руке. Элегантно подхватив бокал шампанского и блюдце с чем-то непонятным, улыбаюсь. Мне без разницы что там, я сейчас настолько голодная, что готова проглотить даже муху в кляре. Все равно, какую калорию забросить в скулящий желудок, главное, чтобы успокоился.

Быстро опрокидываю содержимое тарелки в рот и жую. Нечто склизкое на языке, а на вкус как резина, запиваю еду игривой шипучкой и блаженно улыбаясь. Все равно хорошо!

Вернув официанту тару, я с хищным видом отправляюсь на охоту за новой порцией. Я, конечно, понимаю, что веду себя как доисторический мамонт, но ничего поделать не могу - кушать очень хочется.

Примечаю новую жертву с подносом ярких канапе. Во рту набегает поток слюней, который я постоянно сглатываю. Как заворожённая движусь к цели, но меня кто-то резко хватает за локоть и тащит за собой.

Я так не играю! Обиженно выпячиваю нижнюю губу, семеня за начальником.

- Пошли отсюда! - командует Грановский, пробираясь сквозь толпу к выходу. Вид у него недовольный, даже взбешённый.

Да что опять случилось? Хочу спросить, но какой в этом смысл: или пошлёт, или неприятно пошутит. Просто хромаю за ним. Какие красивые наряды и драгоценности на женщинах, видимо, настоящие! Смотрю на себя: в простеньком красном платье-рубашке я среди них как синица – не в тему.

Мы выходим на улицу, а там дождь брызжет. Лето странное: с неба водяной поток льёт, не прекращается. Благо к входу сразу же подают нашу машину, и я вприпрыжку лечу к ней. Но у двери притормаживаю, пропуская босса вперёд. А то потом ворчать будет, уму-разуму учить, как себя с начальством вести. Уже проходили.

Он с надменным видом залезает на заднее сидение, я тут же шмыгаю за ним. Быстро отряхнув с одежды капли, скидываю туфли. Мне все равно, как это выглядит со сторону, просто задники обувки уже в крови. А он, нагнувшись вперёд и сведя брови, изучает мои ступни. Недовольно цокнув языком, отворачивается.

Я начинаю принюхиваться. Чего он так надулся? Может, запах неприятный от ног? Но что поделать, я весь день их эксплуатировала. Ничего, потерпит, не развалится!

Мы отъезжаем на два метра от тротуара и благополучно встаем в пробке. Москва в час пик невыносима, до дома можно добираться всю ночь. Грановский начинает громко ругаться, а я просто, отсев от него подальше, отдаюсь пейзажу за стеклом. Какой смысл нервничать и ворчать, если все равно ничего не сделать?

Мы едем со скоростью десять километров в час. Грановский в телефоне копается, переписываясь с кем-то. А я не могу справиться с зевотой, тру глаза. В голове пусто, мозг уже спит.

- Останови тут, - примерно через полчаса дороги начальник бросает водителю, а я удивленно выглядываю в окно. Он живёт в центре города?

– Вылезай, давай, - командует он мне, как собаке. А мне плакать хочется оттого, что опять надо обувь натягивать. Со стоном засовываю стопы в туфли-мучители и послушно выхожу под дождь. У меня просто сил нет, с ним спорить и что-то доказывать.

Перед нами раскинулся огромный торговый центр. Округляю глаза: он, что решил на досуге заняться шоппингом? Только не это, я еле иду! А начальник, не оборачиваясь, шагает к входу, ему все равно.

Плетусь за ним злая, как медведь. Хочется огреть его по макушке чем-нибудь тяжёлым, но не поддаюсь соблазну, а просто скриплю зубами.

Мы заходим в обувной магазин, расположенный на первом этаже. Я знаю эту марку, дорогая. Ладно, пусть делает, что хочет - дурная голова ногам покоя не даёт. Глазами ищу диванчик или пуфик, чтобы приземлиться. Наконец-то приметив пуф, падаю на сидение и прикрываю веки. Не слежу за его действиями, мне все равно, что он выбирает. Хорошо, просто потому, что сижу!

Чувствую, что кто-то с моей ступни стаскивает туфлю. Тут же отдёргиваю ногу и в мгновение ока распахиваю ресницы. Не могу поверить своим глазам: передо мной на корточках сидит Герман Станиславович, а в руках у него моя туфля.

- Ты совсем с головой не дружишь?! - ворчит он, строго смотря на меня.

Пиджак он уже сбросил. Рубашка расстёгнута на три пуговицы, открывая моему взору очертание ключицы. Любопытный!

- Как можно до такого состояния довести ноги?! – проверяет окровавленную рану, а я пытаюсь выдернуть лапку из его руки и за пуфик спрятать. Неудобно-то как…- вся заливаюсь краской.



Iva La Rey

Отредактировано: 18.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться