Игры ангелов

Font size: - +

-3-

ВОСЕМЬ ДНЕЙ НАЗАД
Это было маленькое обшарпанное здание. Готовый макет для социальной рекламы. Пройти внутрь не составило никакого труда. А вот дальше... 
В коридоре, словно коршун, восседала долговязая дама с фотографии. Табличка на столе гласила, что это Зорянова Нонна Михайловна. Оставались еще Горн Елена Ивановна и Доброва Юлия Викторовна.
Марку потребовалось минут двадцать, чтобы убедить вредную секретаршу в том, что он здесь, чтобы сделать пожертвование. И, судя по состоянию детдома, жертвовать ему придется немало. Впрочем, вопрос денег его сейчас совсем не волновал.
Голова Марка была занята лишь одной мыслью: узнать, как зовут девушку с зонтом. Впрочем, это выяснилось само собой. Директрисой оказалась радостная пухлая пенсионерка Елена Ивановна, следовательно, его незнакомкой была Доброва Юлия. 
Удивительно, что она уже стала "ЕГО незнакомкой".
Краткий разговор с веселым светловолосым любителем компьютеров помог выяснить, что Юля работает в приюте с самого его основания, часто остается в ночную смену или подменяет остальных по праздникам, потому что ее родители живут в другой стране. 
К концу беседы Марк уже наметил план дальнейших действий по знакомству со "своей незнакомкой".

*****
— Он начал ее разыскивать!
— А что в этом такого?! Он ищет свою любовь. – Девушка пожала плечами и ладонями в пушистых варежках загребла горсть снега.
— Ну какая здесь может быть любовь? Они даже не знакомы! – Мужчина отломал у дерева сухую веточку и возмущенно взмахнул ею.
— Знакомы-не знакомы! Что за чушь? – Она проворно слепила крупный снежок, поставила на скамейку между собой и мужчиной и снова зачерпнула горсть снега. – Им самой судьбой предназначено быть вместе, и то, что ты их выбрал – лишь очередной ее ход. – После этих слов появился еще один шар, чуть меньше первого. – Они бы все равно встретились. Только позже. Много позже. Но мы ведь не хотим, чтобы они так долго страдали друг без друга? – Девушка сделала ударение на слове "мы" и забрала веточку из рук мужчины.
— Нет, не хотим. – Он обреченно вздохнул, понимая, что их спор выливается ему боком.
— Ну, значит, за дело! – Она отряхнула снег с варежек и бодро встала со скамейки. – Идем, поможем им наконец встретиться.
Мужчина поднялся и пошел вслед за ней. А на скамейке, где они сидели, остался крошечный снеговик.
 
*****
Сегодняшнюю ночь Юля собиралась провести в детдоме. Она договорилась с детьми, что на этой неделе они приступят к украшению помещений, а так как вся ее работа, приносящая деньги, была выполнена, то и откладывать дело в долгий ящик не следовало.
Заскочив по дороге в магазины, она закупила все необходимое, и в приподнятом настроении поспешила в детдом.
Радостное предвкушение как ветром сдуло, когда она увидела напротив входа знакомый "Мерседес". 
Если и была какая-то надежда, что это просто совпадение, то она тут же развеялась, когда справа обнаружилась знакомая царапина.

СЕМЬ ДНЕЙ НАЗАД
Марк Самойлов был твердо уверен лишь в одном: он влип по уши. Влип в Юлю.
Это была самая глупая ситуация, в которой он когда-либо оказывался. Во-первых, обстоятельства их встречи. Во-вторых, его возраст: в сорок думать о любви – верх глупости. В-третьих, они были не просто едва знакомы, они были совершенно не знакомы. И тем не менее, он влюбился.
На работе все шло наперекосяк. Одна неприятность за другой. Под конец дня он готов был взорваться. Вдобавок, мысли о Юле не оставляли его ни на минуту.
Когда наконец пришло время ехать домой, он имел четкий план действий: приехать, напиться, утопиться в душе.
На перекрестке Марк попал в пробку. Со светофором творилось что-то непонятное: он под стать гирляндам в праздничных витринах, со скоростью света мигал немногочисленными цветами. Пришлось свернуть вправо. Совершенно неожиданно Марк оказался в мрачном районе. Том самом, где жила Юля. Ругая себя на чем свет стоит он быстро отыскал ее дом и направился прямиком к своей погибели – в этом он был уверен.

*****
— Ты парализовала половину города!
— Я всего лишь пыталась помочь человеку сделать правильный выбор!
— Но зачем надо было ломать светофор?
— Затем, чтобы он повернул в нужном месте!
Проходящие мимо люди с интересом наблюдали, как спорит невероятно красивая пара. И мужчина, и девушка что-то горячо доказывали друг другу, размахивая руками. Снежинки вокруг них, казалось, устроили настоящую бурю.
— А нельзя было это сделать, не блокируя проезжую часть? – У мужчины был красивый тягучий голос. 
Его спутница упорно стоял на своем:
— Я делаю так, как умею! И не надо меня учить! И вообще, он уже наверняка к ней приехал. Пойдем лучше посмотрим, как обстоят дела. – Это был своеобразный призыв к перемирию. 
— Подглядывать нехорошо. – В глазах мужчины заплясали лукавые огоньки.
— Обещаю закрыть глаза, если он осмелится ее поцеловать.
Он привычно хмыкнул и побрел за маленькой интриганкой.

ШЕСТЬ ДНЕЙ НАЗАД
Все, что происходило в жизни Юлии Добровой в эти дни, можно было обозначить одним словом: сумасшествие!
Сначала она поцарапала чужую машину. Потом хозяин этой машины приехал в детдом и пожертвовал баснословную сумму денег. Вчера он заявился к ней домой, никак не объясняя при этом, откуда узнал ее адрес, и попросил составить список всего самого необходимого для детдома. А теперь он расположился в приемной с таким видом, словно весь мир принадлежит ему, и обсуждает с Еленой Ивановной ремонт помещения.
Впрочем, видимо ему, действительно, принадлежал весь мир. Но Юлю мало волновал Марк Самойлов, точнее, она пыталась убедить себя в том, что он ее мало волнует. Совсем не волнует. Но с каждым днем он удивлял ее все больше и больше. И, похоже, еще будет продолжать это делать. С ужасом Юля поняла, что ее неприязнь превращается в нечто совершенно противоположное. Каждая секунда в его обществе действовала на нее странным образом. Он был загадкой. Под одним слоем оказывался другой, показывая его с совершенно иной стороны. Но под этим слоем скрывался еще один. И еще. Еще… Он был очень странным и сложным. 
Юля поняла, что влюбляется.



Маша Моран

Edited: 14.12.2018

Add to Library


Complain