Игры с огнем

Font size: - +

Часть десятая. Решающая

Глава первая

Нелегкое решение

Когда разражается война, люди обычно говорят: «Ну, это не может продлиться долго, слишком это глупо». И действительно, война — это и впрямь слишком глупо, что, впрочем, не мешает ей длиться долго.

А. Камю

После того, как я побывала в своем сознании, все изменилось, и события начали развиваться так стремительно, что никто не смог к ним подготовиться, ни физически, ни морально. Сопротивлению в лице Отверженных не хватало провианта, оружия и элементарной сплоченности, но радовало то, что в первые дни нападения жертв оказалось немного.

Энергопотоки очистились от иномирного влияния, Врата были запечатаны, но Источник так и не восстановлен, поэтому я не понимала причин столь резкого наступления Золотых драконов, ведь император по-прежнему контролировал энергию, но Дариэн лишь отмахивался от вопросов, ссылаясь на то, что в политике континента я ни прадракона не смыслю. Оставалось молча следить за развитием событий на единственном фронте, который образовался прямо у меня под носом.

Первой весточкой от императора были воины под знаменами Золотого Дракона, которые обрушились на Скалистый край и вырезали всех тех, кто не успел  скрыться в Обители. Дозорные, что патрулировали границу, заранее предупредили жителей о приближении неприятельского войска, поэтому во владениях Драко и Дариэна успели укрыться практически все Отверженные, но были и такие, которые остались на растерзание жестоким и беспощадным воинам Золотого войска. Буквально через день драконы императора, очистив Скалистый край от участников сопротивления, не успевших скрыться в замках, прибыли к стенам Обители и обложили ту плотным кольцом, вызвав у Дариэна приступ жесточайшей хандры и меланхолии, а у Дакки бешеный приступ ярости и азарт приближающегося боя. Драко оставался в собственном замке, запечатав тот магическим кольцов и укрыв в собственном доме не только семью, но и тех жителей Скалистого края, что селились недалеко от его владений. Единственной весточкой от него стали зашифрованные послания, которые Дариэн получал прямо в библиотеке и уничтожал, не говоря, что в них было. Ко мне лично Драко больше не обращался, оставляя любые попытки наладить отношения, чему, на данный момент, я была только рада. 

Мысли о доме, о родителях, брате и друзьях все реже посещали меня, а в связи с последними событиями стало просто некогда думать о тех, кто остался за Вратами. Я работала с Дарой на равных, обеспечивая многочисленные семьи Отверженных всем необходимым, расселяя их по комнатам замка, помогая с уборкой и приготовлением пищи, занимаясь даже обороной, спешно изучая магию щита и применяя ее тут же, на высоких стенах Обители. Но что могли сделать несколько сотен Отверженных против сильной и сплоченной армии Золотого дракона, воины которой проходили обучение в академии и владели энергией для создания боевых заклинаний?

- Мы в ловушке, - обреченно вздыхал Дариэн, прячась от всех в стенах библиотеки или собственном кабинете, - запасов хватит на несколько недель, не больше, а потом начнется голод. Живыми они нас не выпустят, а сражаться против императора бессмысленно, будь на нашей стороне хоть весь род синих драконов, которых осталось-то... по пальцам пересчитать.

Я сомневалась, что Драко согласиться атаковать императорское войско, открыто выказывая неповиновение и рискуя собственной жизнью. По отрывочным сведениям от Дакки стало понятно, что он решиться на помощь только в том случае, если я окажусь в реальной опасности, а сейчас, по всей видимости, мне ничего опасного не грозило.

-Не суди его строго, - впервые вспупился Дакки за мужа, - он вправе требовать того, чтобы мы вернули тебя в его замок сегодня же, и, тем не менее, он этого не делает, дает тебе возможность решить самостоятельно, с кем остаться и что делать дальше.

Я не стала спорить и говорить, что ни о каком самостоятельном принятии решения речи не идет, все давно решено за меня. Будь на то моя воля, давно бы покинула Скалистый край, Центр и континент, забыв о мире драконов, как о страшном сне.

В замке было настоящее столпотворение. Даже в гостиной на полу лежали тюфяки, не говоря уже обо всех спальных помещениях, отданных семьям Отверженных. Дакки и еще пара воинов, организовали посуточное дежурство на стенах замка, сменяя меня и давая отдохнуть на несколько часов, чтобы всеми силами за это время поддержать магический щит. Прислуга давно не справлялась с обязанностями, и любая помощь воспринималась с радостью и благодарностью. На третий или четвертый день Отверженные драконы, наконец, начали действовать слаженно, устраивая в саду ежедневные смотры и тренировки, разделяя провиант между всеми равными порциями и накрывая общий стол, который теперь занимал все пространство бывшей оранжереи.

Среди всего этого хаоса я ощущала себя как в военном лагере, ощетинившемся копьями и пиками, а не как в Обители Знаний, где можно спокойно посидеть с книгой и выучить в тишине парка новые заклинания. Проблемы Отверженных стали для меня собственными проблемами, их переживания, отчаяние и надежды теперь принадлежали и мне, как одной из них. Я старалась подбодрить Дариэна и придумать, что делать с войском императора.

- Дакки! - позвала дракона, которого тщетно пыталась поймать последние несколько дней для важного разговора, - остановись хотя бы на секунду, у меня есть магия, ты должен подсказать, как лучше ее применить!

Воин на ходу проверял какое-то оружие на пригодность.

-Я видел твою магию, Маша, в двух из трех случаях она принесла беды. - Сказал, как отрезал Дакки, хватая меня огромными ручищами за плечи и глядя прямо в глаза. При этом ему приходилось наклоняться, чтобы соответствовать моему росту. - Сейчас не тот случай, чтобы пугать всех огненными искорками, спасибо и на том, что твой щит до сих пор держится.



Ксения Акула

Edited: 14.08.2018

Add to Library


Complain