Игры с огнем. Магическая академия

Размер шрифта: - +

Часть четвертая. Похищение

Глава первая

Подслушанный разговор

Солнечные дни сменились пасмурными и неприветливыми, небо затянули серые рваные тучи, а моросящий дождь загнал студентов под крышу, заменяя занятия на свежем воздухе душной обстановкой, ограниченной четырьмя стенами. Время, пролетевшее с того дня, как мы с Мирой, Даком, Риком и Доромиром попали на Черный Омут, преобразило не только нас самих, но и отношения между нами. Братья больше не игнорировали моего присутствия, всячески демонстрируя поддержку и желание помочь, подруга не казалась тем легкомысленным существом в ореоле белоснежных волос, которым предстала передо мной в первый день знакомства. Мира приобрела привычку уединяться в библиотеке и читать, увлекаясь не только магией, но и историей, пытаясь понять мотивы, которые двигали черными драконами, а именно Гондром. Она больше не плакала на занятиях Вольного, обижаясь на его грубость и упоминание ее недалекости и криворукости, потому что какой-то частью себя возненавидела преподавателя, как сама признавалась в этом мне и Эйси.

Я тоже многое решила для себя, отдаляясь от Дариэна и Дакки, и даже в какой-то степени от Маши и Драко. Мне претило их молчаливое согласие со всеми теми условиями, которые выдвинул им черный дракон, в тоже время я понимала, что являюсь невольной причиной всех бед, доказательством провинности Вольного, связующим звеном между Гондром и жителями Западного континента. Я металась между желанием помочь последним в битве против черных драконов, но понимала, что ничего не могу сделать, ничем не помогу Вольному, связанному кровной клятвой с Гондром. Ради сына, брата и друга дорогие моему сердцу драконы и люди шли на такие жертвы, которые я не понимала и не принимала, оставаясь в самом эпицентре событий. Это слишком сильно давило на меня, заставляя искать общества друзей.

Сегодня занятие с Вольным прошло в скучной атмосфере внушения друг другу положительных эмоций. Мы сидели на полу, образуя магический круг, в который пытались «впихнуть» собственную радость, отголоски былого хорошего настроения и смеха. Только жизнерадостному Рику удалось «выжать» из себя что-то, похожее на счастливое воспоминание, остальные подавленно пялились в огромное окно, затянутое туманной дымкой, сонно прислушиваясь к дождю, барабанящему в стекла. Магия никак не желала отзываться на призыв и проявляться в положительных эмоциях, отчего Вольный злился и ходил вокруг нас кругами.

-Сосредоточьтесь! Ну, же! – прикрикивал он, сложив за спину руки и ссутулившись, отчего становился похож не на юного мага, а на уставшего от жизни и всего происходящего старца с внешностью молодого дракона. Даже его глаза, некогда вспыхивающие янтарными искрами, погасли, напоминая теперь цвет тусклого золота. – Вы кучка бездарностей! – ругнулся преподаватель, отсылая нас жестом из кабинета. – Пошли все вон!

Для нас это стало привычным прощанием с Вольным, поэтому мы единодушно вскочили со своих мест и кинулись в коридор, только там давая волю собственным чувствам.

-Тиран, - зло выговорил Рик, запуская руку в рыжую шевелюру и сшибая плечом доспехи рыцаря, пыльным хламом стоящие в углу.

-Не шуми, - выдохнула Мира, сжимая виски, - итак голова по швам трещит. Пойду в библиотеку, - прошептала она.

-Я с тобой, - неуклюже вставил собственное слово Доромир, не получая отказа в ответ.

-У них что-то есть? – спросил меня и Рика Дак, следуя через весь коридор к центральному холлу. Там мы обычно пережидали такие вот часы, не занятые занятиями и домашними заданиями. У нас даже угол свой появился и диван, который мы сдвинули под лестницу и спрятали за огромной вонючей акацией, посаженной здесь Фелицией.

-Сомневаюсь, что это серьезно, - пожала в ответ плечами, понимая, что в последнее время отдалилась от драконицы. Постоянное пребывание в черно-белом замке и частые отлучки Миры в библиотеку делали невозможным тесное общение между нами.

Проболтав ни о чем до боевой подготовки, мы так же втроем отправились в зал, чтобы в очередной раз получить от Дакки порцию наставлений, но в самый последний момент я передумала и решила, что прогуляюсь в оранжерее, прежде чем встретиться с Ледмаром. Наши отношения со "стихийником" стали настолько напряженными, что поединки превратились не просто в тренировку, а в битву "не на жизнь, а на смерть". И все это время каждый из нас соблюдал молчаливую договоренность донести до противника собственную точку зрения. Увы и ах, вот уже несколько недель Ледмар раз за разом повергал меня к самому концу занятий, ехидно насмехаясь над моими тщетными попытками одержать над ним верх. Идти на занятие без порции свежего воздуха не представлялось возможным, отчего я быстрее скользнула через "черный ход" в оранжерею.

Фелимона неплохо потрудилась, преобразовав это место в лабораторию "полезных и необходимых целителю" растений. Да-да, она стала нашим преподавателем и часто напоминала, как умение отличить "травицу обыкновенную" от "травицы серебристой" может стоить дракону жизни. Теперь на клумбах росла эта самая травица, длинными змееподобными побегами цепляя за ноги при каждом удобном случае.

Обходя нелюбимое растение стороной, услышала горячий спор Дакки и Вольного, машинально реагируя на происходящее и прячась за каменной чашей. В ней теперь рос "остролист двуполый неплодоносящий", аромат которого напоминал запах переваренной кем-то пищи, исторгнутой наружу. Я старалась беззвучно дышать ртом,сосредотачиваясь на разговоре и игнорируя совесть, умоляющую меня обнаружить собственное присутствие.

-Поговори со мной, брат! Ты уже наделал столько ошибок, что хватит на десятерых драконов. Что происходит? Ты тренируешься каждое утро и каждый вечер, откуда такое рвение?

-Ты выдумаешь то, чего нет, Дакки, со мной все по-прежнему, не лучше и не хуже.



Ксения Акула

Отредактировано: 15.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: