Игры с разумом на вылет

Размер шрифта: - +

Попаданец в мир иной.

Всё иллюзия. И предыдущая фраза тоже.

Станислав Ежи Лец.

Это был луг. Просто широкий луг, поросший травой, даже без коров, или другой домашней живности. Светило солнце, жужжали пчёлы, летали птицы. Недалеко, среди сплетения трав, вилась еле различимая тропинка, по которой, поди-ка, лет сто никто не хаживал. Из-за горизонта выглядывали верхушками черепичных крыш какие-то башенки средневекового вида. А больше ничего я не видел. Разве что, зелёно-голубую полоску леса, в стороне от города, на границе видимости.

Ничего умнее не оставалось. Я побрёл в сторону города. И сразу же остановился. Посмотрел на свои ноги. Ну, да, я босой. В простых, холщёвых штанах, подпоясанных обычной верёвочкой. Поверх штанов, навыпуск, одета рубаха, без воротника. По талии подпоясанная такой же верёвочкой. На голове мятая тряпичная шляпа. Это кто же я? По логике игры, судя из названия, я должен быть либо воином, либо магом. Хм, на воина я как-то не тяну. Не так я представляю себе воинов эпохи средневековья! Маг? Но я и магов себе представляю по другому! Ладно, позже разберёмся. Если встречный юнит обратится ко мне «господин маг», значит, я маг, если «господин военный», значит, я воин. И я бодро затопал дальше, в сторону города.

Ногам было приятно и слегка щекотно. Как когда-то в детстве, когда я ездил к бабке в деревню. Вот там я тоже ходил босиком! И ноги тоже слегка заплетались в травинках и было щекотно и приятно. Ага! Так мне приятно было ровно до того момента, пока в двух шагах от меня не зашевелилась трава и я с ужасом не увидел уползающую змею! Какую-то незнакомую змею, полосатую. В жёлто-красно-чёрно-белую полоску. И откуда я знаю, ядовитая она в этом мире или нет? Я нервно огляделся. Что делать? В обычной игре можно сохраниться и выйти, пошариться по инету, и обязательно найдёшь ответ. А здесь? Эй, а правда, как выйти из этой игры?

М-м-м … помнится, упоминались какие-то «ворота выхода». И где их искать? Я ещё раз покрутил головой. Никаких ворот поблизости не виделось. В городе? Придётся топать до города. Босиком … твою мать! Это они говорили, что приведут в порядок мои нервы? Нет, мне здесь уже не нравится! Графика обалденная, слов нет. Каждая травинка – это травинка. Каждая паутинка – это паутинка! Вон, к примеру, между кустов висит. Похожая на волейбольную сетку. Почему-то натянутая горизонтально, параллельно земле. И паук в центре. Ярко-рыжий, почти оранжевый. Размером, чуть не с кулак. Мохнатый, как вязаная варежка. Что-то не хочется мне к тому пауку приближаться. Ну его. Я его лучше стороной обойду. Нет, я понимаю, игра. Но лучше я его обойду стороной!

И, как только я стал осторожно обходить подозрительного паука по широкой дуге, паук, неожиданно, принялся раскачиваться на паутине, словно на батуте, и вдруг, резко прыгнул вертикально вверх, прямо на пролетавшего мимо местного воробышка, заграбастав того всеми восемью лапками. Воробышек отчаянно затрепыхался, пытаясь освободиться от неожиданной ноши, благо крылья у него ещё остались свободными. Бесполезно! Как оказалось, паук не просто прыгнул на добычу. Из его брюшка тянулась тоненькая паутиночка, прямо к центру сети. Воробышек дёргался в разные стороны, бешено махая короткими крылышками, но паук держал добычу крепко. И эта паутинка из брюшка всё сокращалась и сокращалась, притягивая птичку к последнему приюту.

- Кыш! – сказал я негромко, – Кыш!

Меня никто не услышал. Я пожал плечами. Что поделать? Пищевая цепочка в действии. Паук тоже кушать хочет! И всё же птичку было жалко. Стараясь не приближаться слишком близко, я осторожно подошёл к кусту и сломил веточку, в форме крючка. Подцепил крючком паутинку и резко дёрнул. Воробей стремительно понёсся прочь, паук, почувствовав, что порвалась его связь с родной паутиной, мгновенно разжал все восемь лапок и шмякнулся вниз, а я, на всякий случай, отпрыгнул от куста. С раздражительным шипением паук стремительно побежал к своему дому. Я отошёл в сторону, освобождая ему путь, и только после того, как эта варежка пробежала мимо, вернулся на свою тропу.

Н-да! Очень реалистично! Ещё бы! Ведь, как я понял, образы формируются не на экране, а в мозгу! На экране сейчас, может, вообще мешанина из точек и закорючек. А я вижу натуральную жизнь! Однако, такими темпами, я до города только к вечеру дойду! Вот вам первый недостаток такого способа игры! На экране вы задаёте юниту направление и он скачет, как миленький, куда направили, пока вы пиво пьёте. А здесь всё своими собственными ножками! Босыми, блин! Наступил на камешек – больно! Отвыкли мы босиком по дорогам ходить. А ещё – страшно. Я, когда на камешек наступил, даже вскрикнул и подпрыгнул от ужаса. Мне показалось, что наступил на змею, и она меня цапнула. У меня пару минут сердце, как мотоцикл тарахтело! Пока не убедился, что это был всё же безвредный камушек.

Так я и плёлся всё вперёд и вперёд, а город словно отступал от меня, всё назад и назад, хотя и рос вверх, пока не показался во всей своей красе. Красе? Тьфу, а не красота! Какая может быть красота у средневекового города? Сплошные стены, из-за которых выглядывают отдельные башенки. Домов, по сути, не видно. Слишком они маленькие, чтобы из-за стен выглядывать.

Из зарослей травы внезапно выглянула голова. Очень странная голова. Бородатая, нос картошкой, в шляпе колпаком. А-а-а! Это же гном! Я же в игре! Чуть не забыл!

- Ты кто? – хриплым полушёпотом спросила голова.

- Лёха, – представился я, – А ты?

- Меня Кралоном зовут, – представился в ответ гном, – Может, тебе надо чего?

- А ты, что, типа местного модератора? – обрадовался я.

- Чего?! – вытаращился на меня гном, – хафлинг я, а никакой ни этот … модерн райтер! А чего тебе от него надо было? От модерн райтера? Может, я пригожусь?



Фунтик Изюмов, Гарик Армагеддонов

Отредактировано: 21.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться