Игры с разумом на вылет

Размер шрифта: - +

Разные хлопоты.

Она пошла бы на любые хлопоты, лишь бы избежать хлопот.

Уилла Катер

Въехали мы в Чиндам порознь. Тангус вполне справедливо рассудил, что лучше не вызывать подозрений о предварительном сговоре. Поэтому я оказался «Кастором из Шваги», города в баронстве Горвель, графства Силь, королевства Пилания, что на острове Чизь, в котором правит славный король Марвет Четвёртый. Сам Тангус был как раз из этих мест, из деревеньки рядом с этим самым городом Швага, поэтому он мне всё подробно рассказал. И про расположение города, и про обычаи жителей, и про местный выговор, и вообще, всю информацию, которая могла пригодиться. Несколько дней я вживался в роль, а маг задавал мне каверзные вопросы, типа: «А как поживает хромой шорник Петря с улицы Углежогов?», «А рынок под мостом через эту … Вайду, там ещё торгуют?», «А старая Феотля, содержательница борделя на улице Красильщиков, всё так же любит заложить за воротник и каждый день ругается со своим сожителем?». А я, слегка пришёптывая, чтобы получилось похоже на местный выговор, отвечал, что сам я уже три года не был в родных краях, по делам торговли, но по слухам, хромой Петря погиб в случайной поножовщине в трактире «Белый волк». Попросту не успел улизнуть, когда пьяные углежоги схватились за ножи, почуяв насмешку в словах пришлых пьяных рыбников, которые отмечали в этом трактире крупную сделку. А мост стоит не через Вайду, а через Вайгу. Да, там ещё торгуют, несмотря на регулярные грозные предупреждения властей разогнать этот стихийный блошиный рынок ко всем лешим и русалкам вместе взятым. Старая Феотля, несмотря на регулярные запои, не только продолжает содержать бордель на улице Красильщиков, но открыла ещё одно такое же заведение на улице Ткачей. И, конечно, она ежедневно взахлёб ругается со своим Пабжиком. Любо-дорого посмотреть и послушать! Вся улица Красильщиков выходит из домов ближе к вечеру и ждёт концерта. И никогда не разочаровывается! Ежедневно сожители находят друг для друга новые слова и новые выражения. Вот уже сколько лет! Это, между прочим, целое искусство! Как-то в эти места заехал бродячий цирк и давал представление. И, надо же, так получилось, что время представления совпало со временем ежедневной ругани старой Феотли и Пабжика. Так вот, ни один из жителей с улицы Красильщиков в цирк не пошёл! Сказали, что здесь интереснее. Да, чего там! Старая Феотля – это легенда города!

Ну, и всё в таком роде. Тангус внимательно слушал, кивал головой и задавал другие вопросы. В конце концов, я чуть было сам не поверил, что я родом из этого Швага. Настолько я изучил всё, что там творится. Нет, честное слово, я, когда жил в своём мире, и сотой доли таких сведений не знал про своих соседей. Или про своих сокурсников. А в этом мире это в порядке вещей.

Маг отдал мне почти все деньги. Он сказал, что у такого должника, как он, не может быть много наличности. А мне нужны, чтобы одеться как следует. В самом начале моих приключений в этом мире, маг меня приодел. Со временем я узнал, что на мне типичная одежда этакого подмастерья. Не важно, какого подмастерья: хоть гончара, хоть ювелира, хоть жестянщика. Для любой профессии сойдёт. Но теперь эта одежда оказывалась слишком бедной. Не может человек в такой одежде дать взаймы великому магу три тысячи золотых монет! Вот, не может, и всё! Поэтому маг сказал мне одеться как можно приличнее, и денег не жалеть. Турнирных денег должно хватить, чтобы окупить все затраты.

Теперь я щеголял в каких-то попугайских одеждах, но зато с кинжалом на боку. Да, в этом герцогстве разрешена магия и запрещено ношение мечей. Но, не запрещено ношение кинжалов! Иначе как простолюдин отличит благородного господина от другого простолюдина? Нет, я, Кастор из Шваги, не дворянин. Даже не внебрачный сын барона. Я торговец тканями. Но мой отец, почтенный Кастор-старший, входит в городской совет при магистратуре города. А это автоматически даёт право ему и его сыновьям именоваться приставкой «почтенный» и носить кинжал. Правда, даже в тех королевствах, где разрешены мечи, мне всё равно ничего, кроме кинжала, на себя нацепить нельзя, ибо рылом не вышел, но кинжал – можно! Вот я его и носил. С подчёркнутой гордостью.

Заказывая одежду у портного, я, кроме всего прочего, заказал ему удивительное нижнее бельё под названием «трусы». Я подробно описал, как они должны выглядеть. Без резинок, разумеется. Откуда здесь резинки? Но, шнурок-завязка должен быть вдет в подогнутый и простроченный край так, чтобы не выпадал.

Портной был в шоке. Обрезанные кальсоны?! Выше колена?! Куда катится этот мир! Тем не менее, обещал сделать в кратчайшие сроки. Я вздохнул с облегчением. Очень не хватало чего-то привычного.

Цирюльник цокал языком и сокрушался, что мои волосы недостаточной длины, чтобы по-модному завить кудри до плеч. Ну, как же! Турнир, столько дам! А дамы, как известно, составляют впечатление о человеке по внешнему виду. За первые десять секунд. И потом это впечатление очень трудно исправить. Пришлось бедняге оставить мои космы прямыми, просто расчесав их и завив самые-самые кончики. Зато он тщательно выбрил мне щёки, оставив, по его уверению, весьма привлекательные усики и небольшую бородку типа эспаньолки. Сам цирюльник называл её как-то по другому. Разумеется, ни о каких зеркалах и речи не шло. Приходилось полагаться на честное слово цирюльника. А я про себя подумал, что с помощью своих элементалей мог бы наладить производство этой самой важной для женщин вещи.

Поселился я в лучшем трактире в городе. В отличие от Тангуса, который наоборот, снял самый дешёвый номер в самом захудалом трактире. Вышло мне это ой как недёшево, учитывая, что приехали мы чуть не перед самым турниром и все места были скуплены задолго до этого. Пришлось хорошенько посорить серебром перед носом трактирщика, прежде чем тот со вздохом уступил мне собственную комнату. А сам поселился на время турнира у кого-то из многочисленных родственников. Далеко не за бесплатно, как сообщил он мне с нотками рыдания в голосе. Я покровительственно ухмыльнулся и небрежно швырнул на прилавок ещё полтора серебряных гловера. Репутацию надо поддерживать. Мысленно я прикинул, что на те деньги, которые я отдал за комнату, после турнира трактирщик будет в состоянии второй трактир открыть. Трактирщик проникся. Спросил что мне подать на ужин, и какое вино я предпочитаю. Я в ответ поинтересовался, насколько надёжен его поставщик и признался, что люблю хорошо прожаренную телятину. С красным вином, разумеется. И в процессе милой беседы навёл справки о ценах на ткани на местном рынке. Периодически поднимая глаза к потолку, как будто делая расчёты в уме. Трактирщик проникся ещё больше, уточнил как сообщить обо мне в магистратуре и исчез, пятясь задом. А я пошёл к Тангусу. Почему бы мне не навестить своего должника? Пусть не забывает о долге!



Фунтик Изюмов, Гарик Армагеддонов

Отредактировано: 21.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться