Игры с разумом на вылет. Книга 2

Ищущий, да обрящет.

Искал ножа, а напоролся на ежа.

Поговорка.

 

- Лёха, здесь нет девяносто двух шагов! Здесь их только сорок восемь! – растерянно заявил Клаус.

- Ты от правильной стенки считал? – на всякий случай уточнил я.

- Обижаешь! – обиделся парень, – Вся южная стена смотрит строго на юг. Нет части, которая южнее или севернее. Ровно! И на сорок восемь шагов от неё идёт обрыв! Строго параллельно стене. Нет куска, который выдавался бы на девяносто два шага. Слушай, Лёха, а не может быть, что был такой кусок, а потом обрушился?

- Не может, – уверенно ответил я, – Орки говорили, что у них сто тысяч лет не было землетрясений и обвалов.

- Что же делать?!

Я задумался. А потом заулыбался.

- Вспомнил! – радостно заявил я, – Видел я как-то фильм … неважно, что это такое, главное, что там тоже расстояние было указано больше, чем до обрыва. А потом оказалось, что нужно было считать и после обрыва. Вниз! И там, внизу, оказалась пещера!

- Вызываем ковёр? – деловито спросил Клаус.

- М-м-м … нет, – подумав, ответил я, – В горах разряженный воздух и, кроме того, искажённые воздушные потоки. Из-за всяких трещин, разломов и ущелий. Боюсь, моему воздушному элементалю будет нелегко. Так, ведь, и нет его, элементаля! Возрождается.

- Тогда вызываем наших девушек с верёвками?

- Да, пожалуй, это здравая мысль.

Я перенёсся в замок. Моё появление вызвало явный вздох облегчения. У обеих. Не всякий раз возвращаются живыми люди после поединка с орками! Потом я рассказал о проблеме. Как и положено девушкам, они сразу стали строить догадки, ещё не видя места. Но, к счастью, Джулия не перестала распоряжаться. И через десять минут у нас были целые бухты крепкой, надёжной верёвки. Я нацепил верёвку на себя, обхватил сразу обеих девушек, и мы оказались возле города Тарга. Как раз тогда, когда огненный элементаль подпалил очередную бочку с порохом. Ну, надо же было дать понять оркам, что маг бьётся с разъярённой стихией, а не пряники кушает?

Лезть вниз вызвался Клаус. Его надёжно обвязали верёвками, отмерили на верёвке недостающие сорок четыре шага и сделали отметку. Вот до этой отметки мы его и спустили вниз.

- … ичего … ет! – послышалось из обрыва, – … яните … доль … ены!

Логичное предложение. И мы потянули верёвку вдоль стены. Стараясь сохранять её на уровне отметки. Решение, вроде бы, правильное, но … неправильное. Потому что, уже через десять шагов стало заметно, что верёвка перетирается об острые края обрыва. Немного, но на другом конце верёвки – наш друг!

Посовещавшись, решили так: опустим Клауса ниже, протащим ещё десять метров, и поднимем до нужной высоты. При этом перетрётся другой кусок верёвки, который не держит вес. А он пусть, раскачиваясь, проверит этот участок. Если опять ничего не найдёт, мы повторим эту операцию, опуская его на другую высоту. Таким образом, мы каждый раз будем немножечко перетирать верёвку в новом месте, без ущерба для основной прочности. Правда, времени на это уйдёт больше, поскольку придётся тягать его не только вперёд-назад, но и вверх-вниз. Но, похоже, других вариантов не было.

Прокричали Клаусу наше решение.

- … огласен! – прозвучало снизу.

И мы принялись за дело. Медленно и нудно. До самого вечера. Уже темнело, когда мы вытащили парня наверх, всего в синяках от верёвочных узлов.

- Ничего! – хмуро заявил Клаус, – Ни одной подозрительной трещинки! Я там всё, буквально, пальцами перещупал! Ни-че-го!

И Клаус показал свои пальцы, с содранной кожей от трения о камень.

- Придётся лезть мне, – покачал я головой, – но, уже завтра. Завтра возродится земляной элементаль, он покажет мне внутренность скалы. Может, здесь, как на утёсе Йоты? В смысле, коробка вделана прямо в камень? И никаких следов снаружи?

Ужинали молча, в подавленном настроении. Мне было неловко, что я не могу помочь Клаусу с лечением. Водяной элементаль тоже возродится только завтра. Парень только отмахнулся, когда я ему это сказал. Ночью я ворочался с боку на бок и никак не мог заснуть. Что-то было не так в этом проклятом послании Йоты, но что именно, я не понимал.

Наутро перескочили к месту чуть свет. Мои друзья остались наверху, волноваться, а я всё же рискнул оседлать ковёр и медленно дефилировал вдоль пропасти, на нужной высоте. Для ориентира мне сбросили верёвку, всю перетёртую после вчерашних исследований. Ковёр немного рыскал, но в целом воздушный элементаль был молодцом. Земляной светил своим зелёным фонариком метров до трёх вглубь скальной породы, но, как я ни напрягался, ничего разглядеть мне не удавалось.

Я летал чуть выше, я летал чуть ниже, я летал зигзагами, я летал петлями. Ничего!

К вечеру у нас был убитый вид. Столько стараний, столько сил, для чего? Мы рисковали жизнью, мы бились с орком в поединке, чего не сделает ни один человек в здравом рассудке. Более того, мы победили. Для чего?

- Утро вечера мудренее, – попыталась утешить нас Джулия, – Может, завтра всё будет хорошо?



Фунтик Изюмов, Гарик Армагеддонов

Отредактировано: 21.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться