Игры с разумом на вылет. Книга 2

Стихи и прочие рассуждения.

Не любит тот, кто не любит всегда.

Аристотель.

 

Я едва успел задремать, как внезапно проснулся. И почувствовал, что в комнате я не один. Так! Только без паники! Чем бить супостата: затопить расплавленной лавой или заледенить до мозга костей? М-м-м …

- Мне стало так пусто и неуютно, Лёшенька – прошелестел голос и Джулия скользнула ко мне под одеяло, – И я не выдержала. Ты, только, ничего не подумай. Я не за этим. Спишь себе и спи! Вон, поворачивайся на правый бок и спи!

Я послушно повернулся на правый бок и честно боролся с искушением. Минуты две. А потом моя рука, помимо моей воли, поползла налево. И встретилась с горячей рукой, ползущей навстречу.

- Плевать мне на советы твоего элементаля! – пробормотала Джулия, – Понятно?!

Утром служанка, пришедшая убирать комнату, только пискнула и стремительно выскочила вон. Не удивительно. Я был редкий гость в своей постели. Всё больше в комнате Джулии ночевал. А увидеть здесь не одного меня, она и вовсе не ожидала.

- Молоденькая … симпатичная … – нахмурила брови Джулия.

- Кто? – сделал я вид, что не понял, – А-а-а! Вот эта девочка? Да, ей поди-ка и двенадцати лет нету!

- Четырнадцать уже стукнуло! – хмуро выдавила из себя Джулия, – Взрослая уже. Вон как попой вертанула! Понимает, на какие места у девушек мужчины в первую очередь внимание обращают!

- Ты что, ревнуешь? – поразился я.

- Н-нет … пожалуй, – задумалась Джулия, – Но в качестве профилактики …

- Нет! – твёрдо заявил я, – Нельзя быть чуточку беременным, нельзя быть ревнивым наполовину. Или-или! Я тебе доверяю всецело. Мне плевать, как выглядит конюх, который седлает твоего коня или садовник, который приносит тебе корзину ягод. Пусть они будут самыми-пресамыми брутальными мачо, повторяю, мне плевать. Потому что я доверяю тебе больше, чем самому себе. Но я надеюсь, что и ты в ответ будешь мне доверять полностью и безоговорочно. Иначе у нас не получится совместная жизнь. Это не жизнь, а пытка, когда возникает желание подсмотреть за любимым человеком, почитать его письма или подслушать его разговор. Это … мерзко! И это никак не похоже на любовь! Ни единой чёрточкой не похоже!

- Тебе легко! – надула Джулия губки, – Ты знаешь, как я тебя люблю! Я тебе об этом каждый день по сто двадцать раз рассказываю! А ты ещё ни разу мне про любовь не сказал!

- Зачем слова? – возразил я, – Любовь, это чувство! Если ты чувствуешь в себе любовь, зачем сотрясать воздух глупыми словами?

- А затем! Женщина любит ушами! Вот зачем!

Я вздохнул. Потом ещё раз вздохнул. А потом закрыл глаза и негромко начал:

 

Я с детства чувствовал в груди

Весёлый перестук,

Как будто, там сидит внутри,

Весёлый, добрый друг.

 

Стучит в весёлый барабан,

И ритм мне задаёт,

И никогда, и никогда,

Стучать не устаёт.

 

И днём и ночью, в снег и в дождь,

Звенит ритмичный звук,

Мой барабанщик на посту!

Стучит… тук-тук … тук-тук …

 

Лишь только в драке и в бою,

Когда я зол и рьян,

Тогда отчаянную дробь

Гремел мой барабан.

 

А, после драки, верный друг,

(пусть я страдал от ран)

Всё тот же ритм … тук-тук … тук-тук …

Стучал в мой барабан.

 

Но, лишь увидел я тебя,

И барабанщик мой,

Впервые пропустил удар,

А барабан дал сбой!

 

Теперь, то танго он стучит,

То польку, то фокстрот,

А то такое забренчит –

Сам чёрт не разберёт!

 

Всё изменилось, верь – не верь.

Но почему? Пойму ли я?

Стучит в груди моей теперь

Одно лишь имя: Джулия!

 

Джулия вначале широко распахнула глаза, а потом зажмурилась от удовольствия.

- Это ты написал? – спросила она, когда я закончил читать, – Правда, ты?

- Да, – ответил я.

- Для меня? Правда, для меня?

- Да!

- Лёшенька! Я тебя люблю! И … ладно, пусть эта трясогузка остаётся! Я только проведу с ней беседу о приличиях, и всё!

Довольно несвязные заявления, вы не находите? Похоже, что голова у Джулии пошла кругом и мысли порхали с предмета на предмет.



Фунтик Изюмов, Гарик Армагеддонов

Отредактировано: 21.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться