Игры с разумом на вылет. Книга 2

Нежданчик - в студию!

Очень неожиданно закончилось ограбление казино. Всю добычу поставили на семь красное.

Ю. Ахмедова.

 

- А?! – ошалело уставился на меня Клаус, – Почему?! Это же император Овальд!

- Это императорский брат Овальд, – поправил я его, – И император Фальц.

- Что?!!!

- Видишь ли … Жили-были два брата-близнеца. Императорские дети. Один был старше на две минуты, а второй, соответственно моложе. Старшего брата звали Овальд, а младшего Фальц. Пришло время и старший брат стал императором. Как велит закон и обычаи. Но – вот беда! – не по сердцу пришлось старшему брату вести жизнь императора! Ему бы охоты, балы, да пирушки! А приходится разбирать тяжбы, ссоры да междоусобицы. А второй брат как раз до императорской власти охоч оказался. И, понимаешь, мятеж усмирил, и законы обновил, и готов был кляузников всяких часами выслушивать … Но, короновали того, а не этого. По законам империи. Второй, собственно, и не претендовал. А первому это императорство, как раскалённый нож в горле. Даже сглотнуть, и то проблема.

Сели братья как-то рядышком, да потолковали меж собой откровенно. И, знаешь, что они решили?

- Что? – завороженно спросил Клаус.

- Они решили, что, конечно, юридически правильно будет официально передать власть от одного брата к другому. Да. Но, тогда начнутся такие внутренние раздоры в империи, что это потребует чрезмерного напряжения сил. У каждого брата к тому времени образовался свой круг приближённых. Которые оказывались лютыми врагами придворных другого брата. И, если просто передать власть, начнётся такая свара, эти приближённые так вцепятся друг другу в глотки, что империю ждут очень серьёзные потрясения. Такие, что могут сказаться на целостности всей империи! И это не шутки. Но! Какое прекрасное слово «но»! Оно стирает раздел между чёрным и белым и даёт шанс на компромисс. Так вот, но, братья были близнецами. И они решили, что если передача власти пройдёт не официально, а втихомолку, то это решит многие конфликты в будущем. Именно втихомолку один брат отрёкся от престола, а второй взял на себя обязанности императора. И именно тогда они дали друг другу клятву на крови. Не так ли?

С последним вопросом я обратился к братьям. Не скажу, чтобы вопрос их обрадовал. Между прочим, тот брат, который стонал, уже выглядел вполне осмысленным. Только бледным и слабым. Второй брат поглядел на нас ненавидяще, но всё же кивнул. Видимо, рыцарство и титул не позволяли ему нагло лгать. Клаус при этом кивке судорожно сглотнул и вновь уставился на меня.

- Дальше – проще, – продолжил я, – Став императором, Фальц стал потихоньку заменять приближённых Овальда на своих. И поползли слухи о подмене. Герцог Истодский первым сообразил, какие преимущества может это ему дать. Вот ты, Клаус понимаешь, какие преимущества может дать такое знание?

- Н-н-нет …

- Поэтому ты не герцог, а всего лишь граф! Хотя твой род принёс империи больше пользы, чем род герцога. Ты слишком блогороден, мой друг! Ты не выискиваешь для себя на каждом шагу прибыли и возможности шагнуть выше. А герцог выискивает. На каждом шагу. И, когда поползли слухи, он отправился к братьям. Опытному интригану не составило труда разобраться, что к чему. И он задал братьям вполне резонный вопрос: а что будет, если кто-то заметит, что татуировки на груди у них не те? И сам же предложил решение этой проблемы. Догадываешься, Клаус?

- Каррукус! – выдохнул парень, – Но он вне закона! Но осуждён имперским судом!

- Верно, – согласился я, – Каррукус. Только герцог Истодский не стал называть имени чародея. Он просто обещал братьям найти такого специалиста, который сможет отвести глаза всем присутствующим так, что они увидят не то, что есть, а то, что надо. Заметь, тому брату, который выбрал пиры и развлечения, такой специалист ни к чему. Никто не интересуется его татуировкой. Всем интересен тот, кто на троне. Потому что именно от него зависит политика, экономика, милости и императорская опала. Вот у этого брата никто не должен заметить никакой подмены. К нему и нужно, по идее, приставлять чародея. К нему его и приставили.

Тут, понимаешь, вот какое дело. Новый император, который Фальц, женат на дочери герцога Истодского. Поэтому он доверял своему тестю. Сильно доверял, в твёрдом расчёте на то, что тот не может желать зла своему зятю, своей дочери и своему внуку. Он просчитался. Герцогу наплевать было и на зятя и на дочь и на внука. На всех ему было наплевать. Единственный человек в империи, на которого ему было не наплевать, это был сам герцог Манор свен Истодский. И колдуну Каррукусу были даны самые конкретные инструкции.

Те маги, которые строили защиту мозга императора от подобных проникновений, особые усилия применили для защиты мозга Овальда, поскольку императором был именно он. А Каррукус взлаывал более слабую защиту Фальца. И взломал. С той поры Фальц стал послушным орудием в руках … кого?

- Каррукуса?

- Да нет же! Герцога Истодского! Каррукус сам каким-то образом оказался в полном подчинении герцога. Не знаю, как, но уверен в этом абсолютно. Может, какую-то нерушимую колдовскую клятву дал, или ещё что-то похожее. Но, политика в стране стала вершиться исключительно на благо герцога Истодского. Не на благо империи, а на благо герцога. И это не могло укрыться от Овальда. В конце концов, он просидел на троне достаточно долго для того, чтобы всё понять. Думаю, он не раз проклял тот день, когда поддался своей слабости и отрёкся от престола. Потому что очень скоро империя оказалась на грани раскола и гражданской войны. Итак, Овальд решил вернуться и повлиять на события. Он опоздал. Фальц уже не контролировал себя. И …



Фунтик Изюмов, Гарик Армагеддонов

Отредактировано: 21.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться