Игры с разумом на вылет. Книга 2

Пари.

С тем, кто свои заблужденья возвел в правоту,

Лучше не спорь, нелегко исцелить слепоту.

Сердце такого подобно кривому зерцалу:

Все исказит и в ничто превратит красоту.

Саади.

- Наконец-то! – бурчала Джулия, перетаскивая вещи в каюту, – Наконец-то два мужлана соизволили вспомнить о своих дамах!

- Да! – согласилась Велль.

- Сами, понимаешь, отдыхают на курортах, а мы, бедные, заброшенные, должны томиться в четырёх стенах замка, как в тюрьме!

- Да!

- Посмотри, Велль: они уже бронзовые от загара, а мы с тобой, как бледные поганки!

- Да!

- Мы уже все пальцы … Положи эту корзину! И, вообще, отойди в сторону! Я сама свои вещи отнесу и разложу, как надо! Так вот, мы уже себе все пальцы искусали от ожидания, а от них ни слуху, ни духу!

- Да!

Спорить было бесполезно. Девушки себя настроили на агрессию и любое оправдание воспринимали в штыки. Что им, что мы не развлекались, а тащились сюда через полстраны на верблюдах, в том числе, целую неделю по пустыне? Что им, что мы по трём портовым городам проехали, пока подобрали такую посудину, которая понравилась и Клаусу и элементалям? В любом случае, мы действовали, а девушки скучали. Ску-ча-ли! А это гораздо тяжелее, если кто не в курсе! Порой, один час за год считать можно.

- Конечно! – не переставала бурчать Джулия, – У них тут развлечений пруд пруди! То, понимаешь, кому-то морду набить, то, понимаешь, местную красотку подцепить!

- Да! То есть, вообще-то, нет …

Джулия зыркнула на Велль, которая, по её мнению, отличалась чрезмерной правдивостью в отношении мужчин. Что поделать? Велль чётко слышала, что мы не обманывали, когда утверждали, что ни с кем, ни-ни, даже в мыслях! Честно говоря, нам некогда было ни с кем, ни-ни, даже в мыслях. Поэтому и заявили мы об этом искренне и гордо. Зная, что Велль подтвердит.

- Так! – Джулия растерянно остановилась, – Велль, как быть? Вот это большое зеркало у нас только одно. А мы в разных каютах. Если его повесить в одной из кают, к одной из нас, то другая непременно рано утром будет прибегать, чтобы в него посмотреться. Ну, там, причёску поправить, и вообще … А это может быть не комильфо! Если ты понимаешь о чём речь. И, что делать?

Подруги переглянулись и уставились на меня. Я сделал вид, что не понял намёка.

- Повесьте его в простенке между каютами! – добродушно посоветовал я, – Тогда каждая может в любой момент выйти и поглядеться! А не врываться в чужую каюту в интимный момент. Ты, ведь, это имела в виду, Джулия?

- Вообще-то я имела в виду, что можно кого-то разбудить! Но, ты тоже прав. В том числе, и про место для зеркала. Ладно, мы согласны – вешай!

- А?..

- Ну, не мы же будем гвозди приколачивать?!

- А … да-да, сейчас …

- И вообще, мог бы помочь девушкам с переноской вещей! И ты, Клаус, тоже!

- Да!

- Но, ты же сама сказала, чтобы я положил корзину, потому что ты сама всё перенесёшь и разложишь!

- Я сказала: «положи ЭТУ корзину»! Про другие корзины я не говорила!

- Хорошо-хорошо, любимая, сейчас я помогу.

- Стой! Эту тоже не трогай! И эту тоже! А вот эту неси! И зеркало повесь, не забудь!

Ну, что сказать, не прошло и двух часов, как девушки сумели разместиться. А потом мы с Клаусом за двадцать минут набили под завязку кладовую для продуктов. Специально выбирали то, что не портится на жаре. Хотя я и говорил, что для меня не составит труда «прыгнуть» в замок и обратно за корзиной с обедом, приготовленным шеф-поваром замка. Девушки сказали только: «Фи! А где тогда экзотика?!» и решительно отказались. Клаус молча пожал плечами. Мол, и не такое пережить приходилось. Ну, и я не стал настаивать.

Кают на фелюге было четыре. Две из них, которые друг напротив друга, мы определили, как жилые, в которых будем жить парами. Ещё одна была назначена кладовкой, и последняя – камбузом. Даже я, сухопутная крыса, знал, что камбуз, это по морской терминологии – кухня. Рядом с кладовкой оказался ещё один закуточек, гальюн, что в переводе на мой, сухопутный, означало туалет. Между камбузом и гальюном и была сплошная деревянная стена, куда я решил прикрепить зеркало. Прибить? Ну, уж нет! Я поговорил с водным элементалем, и зеркало буквально всосалось в деревянную переборку. Намертво. Отодрать его обратно теперь мог только сам водяной элементаль.

Клаус решил отходить от пирса сразу же, как только погрузимся. Дескать, обучение будем проходить в походных условиях. Сейчас он в одиночку ставил парус. Ну, как «в одиночку»? Под бдительным присмотром водяного и воздушного элементалей. Только он сам об этом не знал. Поэтому, парус не рвался у него из рук, а спокойно позволил распрямить себя во всю ширь. А потом слегка надулся и судно легко тронулось вперёд.

- Ура! – закричали мы, четверо.

- Ну, что ж, – подумал я, – Очередная страничка приключений открыта. Что-то нас ждёт впереди?

Я прислушался к себе, но никаких предчувствий не почувствовал. Ну, правильно. У меня пророчества появляются после напряжения всех магических сил, когда мои элементали в дым рассеиваются.



Фунтик Изюмов, Гарик Армагеддонов

Отредактировано: 21.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться